Фев 7 Автор 

На астероиде (рассказ)

tempest 2 lg

1.

Утешься!
Пусть доброе твое не стонет сердце:
Никто не пострадал.
* (здесь и далее, эпиграфы и стихотворные цитаты из произведения В. Шекспира «Буря», пер. с англ. М.Донского)

- Он жив?
- Да, тупица, он же дышит!
- Я не тупица! «Меня вы научили говорить на вашем языке. Теперь я знаю, как проклинать, - спасибо и за это».
- Не умничай!
- Странное замечание к тупице.


Первый голос был низкий, мужской, с чрезмерной хрипотцой, более всего ему подходил эпитет: каркающий. Второй голос являл полную противоположность – высокий, чистый, хотя тоже принадлежал мужчине.
- Не переигрывай!
А вот это что-то новенькое. Женщина. Нет! Девушка. Лучистый голосок, словно звоночек в погожий день.
- Как там этот, ваш новенький? Помер уже?
Свежий персонаж, судя по тембру – мужчина средних лет, ближе к закату середины, нежели к началу.
- Он жив и будет жить! Как ты можешь! – девушка.
- Да, хм, кровищи в рубке было, я думал, копыта отбросит.
- Я тоже думал, - каркающий.
- Тише, кажется, он приходит в себя.
- Точно, гляди, дыхание выровнялось, и порозовел... вроде...
- Вро-оде! Спрячь свою рожу. Испугаешь.
- На себя посмотри!
Фернан разлепил веки.

2.

Все, что случилось с нами, лишь пролог
К тому, что мы с тобой должны свершить!

Фернан разлепил веки.
Первое, что увидел... глаза. Большие глаза, голубые, как... чистое небо, горное озеро - заезженные сравнения упорно лезли в голову. Глаза принадлежали девушке. Светлая, скорее бледная кожа с едва проступающими веснушками, прелестный носик, прелестный рот... да она вся была прелестна. Фернан понял, отчего больные влюблялись в медсестер. Очнувшись, едва обретя взор, увидеть такое... ангела в человечьем обличье. Ангел имел густые рыжие волосы и изящную тоненькую шейку.
- Смотрит, - в поле зрения появилось новое лицо. Парень, мужчина, лысый череп и густые, словно нарисованные брови. Вот и все, что смог рассмотреть Фернан. Заросли над глазами полностью оттягивали на себя внимание.
- Он нас слышит? – каркающий голос и некоторое шевеление, среди голов.
- Сказал же, не показывайся, испугаешь человека! Конечно, слышит.
- И слышит, и видит, и дышит, ну полный набор, - вместе с новым лицом, на Фернана надвинулось удушающее облако винных паров и перегара. Как и предполагалось – почти старик. Нечесаные и немытые кудри торчат во все стороны седым нимбом. Борода подстрижена, но далеко не аккуратно, примерно в таком же состоянии, что и иная растительность. – Эй, как тебя там, хватит зенки строить, двинуться можешь, или совсем треснулся.
Фернан попытался пошевелиться.
Тупая боль в затылке, но тело, руки, ноги повиновались ему.
- Ну вот, а то развалился, как бревно!
- Папа!
- Профессор, действительно...
- Заткнитесь оба!
Фернан попытался вспомнить, как попал сюда. Он летел на своем корабле. Неожиданно, приборы словно сошли с ума. Звездолет затрясло, управление перестало слушаться. Все произошло настолько стремительно, он не успел даже пристегнуться. Последнее, что помнил – несущейся на него пол рубки.
- Где... где я? – голос, собственный голос немногим отличался от каркающего.
- Где, где, в аду! – седой мужчина, дыхнул перегаром и старательно округлил глаза.
- Папа!
- Заткнитесь, я сказал! Пусть полежит, придет в себя, успеете еще... наговориться.
- Вы среди друзей, не волнуйтесь, - ангельский голосок, ангельская внешность, ангельские слова.

3.

Ты не пугайся: остров полон звуков —
И шелеста, и шепота, и пенья;
Они приятны, нет от них вреда.
Бывает, словно сотни инструментов
Звенят в моих ушах; а то бывает,
Что голоса я слышу, пробуждаясь,
И засыпаю вновь под это пенье.
И золотые облака мне снятся.
И льется дождь сокровищ на меня...
И плачу я о том, что я проснулся.

Ангельские слова:
- Ты на астероиде.
- Астероиде?
- Ну да, мы здесь живем.
Девушку звали – Миранда и – как ни странно – она оказалась дочерью того самого престарелого типа с перегаром. Сам себя тип называл: «профессор», - а вслед за ним и остальные, хотя с рождения носил имя: Просперо. Бровастый – Ариэль – занимал при профессоре должность, вроде помощника, или компаньона.
Все это Миранда выпалила Фернану, едва он встал с кровати.
Прочие радетели оставили их, поняв, что юноше лучше.
- Мне кажется, я слышал еще голос...
- Калибан, я отослала его, чтобы не пугал.
- Такой страшный?
- Нет, просто привыкнуть надо.
- Он тоже – помощник твоего отца?
- Ну да, он убирает, за хозяйством следит.
- У вас есть хозяйство?
- А как же! - оживилась девушка, - сад и еще парники, и птичник – это отец все устроил.
Если при первом взгляде на девушку, она показалась ангелом, то второй только укреплял в правильности первоначального вывода. Она была красива, причем не кукольной красотой детства, а зрелой, классической красотой взрослой женщины, хотя девушке – как она сказала – едва исполнилось восемнадцать лет. Перевези ее на шикарный прием, одень в дорогое платье, и Миранда с легкостью заткнет за пояс признанных красавиц метрополии, а, если ее еще и причесать, накрасить...
- Ты слушаешь меня?
- А?
- Я говорю, Калибан собирает ягоды, фрукты, овощи и еще эти... яйца.
- Яйца?
- Куриные, - отчего-то смутилась Миранда.
Не очень часто, но встречалось, особенно среди отдаленных поселений, подобных этому, отказ от синтезаторов еды в пользу натурального хозяйства.
– Сколько людей живет на вашем астероиде?
- В каком смысле, сколько? – Миранда изящно нахмурила лобик... изящный. – Папа, я, Ариэль, ну Калибан... ты же всех видел... ну, почти видел.
- Четыре?
- Так ударился, что считать разучился?
- Вас всего четверо на целом планетоиде!
- Он не такой большой.
- Невероятно!
- А ты один летел на корабле!
- Знаешь, это немного другое.
- По мне, так – одно и то же, - девушка надула губки. – Между прочим, как ты упал, мы сильно переживали.
- Прости, я не хотел... действительно, как я оказался в ваших владениях?
- Свалился, вместе со своим кораблем, во время бури. След видели все, но Калибан первым нашел тебя, он же вытащил и перенес в дом.
- Значит, я у вас дома?
- Других строений на астероиде нет.
- А мой корабль?
- Там, за холмом, идти нужно.
- Выходит, у вас и холмы есть?
- А еще лес, и речка... с водопадом.

4.

Сюда, ко мне, слуга мой и помощник!
Я жду тебя! Приблизься, Ариэль!

- А еще лес, и речка с водопадом, и горы, только они совсем маленькие и окружают нашу долину. Отец мне не разрешает забираться на них.
Как ни странно, Фернан прекрасно себя чувствовал, даже боль в голове спряталась далеко внутрь.
- Буря, что свалила меня, часто они у вас бывают?
Перед ответом, Миранда нахмурила прекрасный лобик.
- Нет... не знаю, папа больше следит за небом, ну и всем, что окружает.
- И всех, кто попал в бурю, вы спасаете.
- Нет, ты – первый.
- Кто выжил?
- Кто свалился нам на головы.
Они, наконец, преодолели холм, с которого открывался вид на корабль.
Всю дорогу, Фернан ожидал худшего, однако, похоже, автоматика сработала, во всяком случае – внешне, звездолет выглядел весьма ничего.
Девушка и юноша вместе сбежали вниз. Преодолев открытый шлюз, вошли в рубку. Бурые пятна засохшей крови украшали пол.
Фернан склонился над пультом, запустил диагностику.
- Ну как? – девушка уселась в кресло второго пилота, вытянув стройные ноги.
- Пока не знаю, - пискнул зуммер, данные начали выводиться на экранчик. – Не очень хорошо, но лучше, чем я думал.
- Подчинить можно?
- Можно, но это займёт некоторое время, - Фернан запустил ремонтный протокол. Тысячи нано и просто роботов ожили в различных отсеках звездолета, принимаясь за дело. – Пошли на свежий воздух, - бурые пятна отнюдь не способствовали поднятию настроения, и даже присутствие прекрасной полузнакомки не спасало.
- А вещи?
- Потом заберу.
- Ладно, - Миранда легко слетела с кресла.

На улице их ждал сюрприз в виде Ариэля. Фернан получил возможность, как следует рассмотреть мужчину. Был он высок, почти вровень с Фернаном, имел широкие плечи и – судя по натянутой в нужных местах футболке – неплохую мускулатуру. Отсутствие волос на черепе придавало – вопреки ожиданию – не мужественный вид, а какую-то беззащитность. Широкие брови по-прежнему оттягивали взгляд, размывая остатки лица.
- Смотрю, ты уже совсем выздоровел, - улыбка, хоть сейчас в рекламу стоматологии – белозубая, ровная.
Фернан почувствовал что-то вроде укола ревности.
Миранда – рядом с таким красавцем... юноша помотал головой. О чем он думает?
- Голова немного побаливает.
- Это пройдет.
- Смотрю все в сборе! – с вершины холма к ним спускался Просперо. Одежда на отце девушки, была подстать шевелюре, такая же неопрятная. – У тебя других дел нет? – кривой палец ткнулся в широкую грудь Ариэля. – Марш отсюда! А ты что здесь забыла? – обратился он к дочери.
- Я показывала Фернану, где корабль.
- Показала – свободна.
И девушка, и мужчина покорно развернулись и двинулись по направлению к особняку.
- А вы, молодой человек, долго собираетесь обременять нас своим присутствием.
- Корабль подчинится, через три недели, может, две с половиной, - Фернан поймал себя на том, что оправдывается, словно в случившемся была его вина.
- Значит, две с половиной, хм. Ужин через час, на первом этаже, в столовой. И не опаздывай!

5.

Ах, все равно! Я сяду и поем,
Будь даже эта трапеза последней:
От жизни больше нечего мне ждать. —
Брат, герцог, подкрепитесь вместе с нами.

«И не опаздывай, и не опаздывай», - слетая по ступеням, Фернан, как заклинание, повторял слова Профессора.
Миранда, ослушавшись отца, вернулась к звездолету и помогла Фернану собрать вещи. Ему нравилось общество девушки, и сборы заняли время, дольше необходимого. Затем, она показала его комнату, попутно объяснив, как пройти в столовую.
И Фернан, конечно же, заблудился. Особняк оказался настоящим лабиринтом, во всяком случае, казался таким для непосвященного.
В столовую он влетел последним – запыхавшийся, растрепанный.
Почти все пространство комнаты занимал огромный деревянный стол. Его размеры говорили о том, что некогда астероид принимал, или собирался принимать значительно большее количество гостей, а может и жителей. Сейчас за столом сидело три человека: Просперо, Миранда и Ариэль.
- Молодой человек, в моем доме существуют определенные правила, и одно из них гласит: никогда, слышите, никогда не опаздывать к ужину!
- Больше не повторится, простите, Просперо, - Фернан проглотил, готовую было сорваться реплику, что к обеду и завтраку – выходит – опаздывать можно.
- Профессор, называй меня профессор, тебе должны были сказать!
Свободный прибор, стоял, рядом с Ариэлем, напротив Миранды. Громко отодвинув стул, громче, чем хотелось, Фернан занял свое место за столом.
Тихо отворилась дверь, сжимая двумя руками фарфоровую супницу, в столовую вплыл Калибан.
Фернан, наконец, увидел последнего обитателя астероида. Калибан был невысок, но скорее за счет коротких кривых ног, нежели длины тела. Широкие плечи были перекошены – одно выше другого, деформировавшая таким образом лопатка выдувалась на спине небольшим горбом. Лицо тоже оказалось подстать телу. Один глаз больше, второй меньше. Больший задран почти до линии редких серых волос, надбровные дуги нависали над этими глазами, словно козырек.
- А вот и суп! Супчик, супец, горяченький, наваристый, сам готовил!
- Хватит причитать, насыпай уже!
Наливая суп в тарелку Фернана, намеренно или случайно, слуга дотронулся до руки юноши. Кожа у него оказалась шершавая, к тому же, вся покрыта какими-то подживающими язвочками. Невольно или вольно, Фернана передернуло от отвращения. А, после того, как он представил, что Калибан готовит этими вот руками еду, пропал и аппетит.
- Итак, мы начали с правил, - профессор в очередной раз наполнил стакан – обычный, граненый – вином из стоящего перед ним кувшина и в несколько глотков осушил его. – Имеются еще несколько правил, которые ты должен соблюдать.
- Не опаздывать на завтрак и обед?
Миранда прыснула в кулачок.
- Лаборатория. У меня есть лаборатория, здесь, на первом этаже. Ни под каким предлогом, слышишь, ни под каким, ты не должен входить туда.
- Хорошо, я понял, - Фернан подумал и присовокупил трусливое, - сэр.
- Отлично!
- Подвал, - процеживая суп, сквозь зубы, тихо произнес Ариэль.
- Подвал? А, да, конечно, и в подвал тоже! В смысле, не заходить.
- Договорились.
- Мы не договариваемся – этой мой дом и мои правила!
- Конечно, простите, я буду соблюдать их.
- А вот и жаркое, с пылу, с жару и картошечка, молоденькая, с нашего огорода, - из дверей, балансируя подносами, снова появился Калибан. – Старался – сам солил, перчил, рученьками, все своими, этими вот ручками.
Некоторое время ели молча.
Просперо не забывал прикладываться к стакану.
- А скажите ка нам, молодой человек, - язык профессора уже заметно заплетался, - чем вы, гм, занимаетесь?
- Я – торговый агент. Очистное, перерабатывающее, сельскохозяйственное оборудование для... - Фернан ждал этого вопроса, ждал и готовился к нему, поэтому выпалил свою легенду, без запинки, даже умудрившись, как заправский торговый агент, предложить продукцию хозяевам.
- Агент, значит. Агентишка, - профессор весь рассказ Фернана кивал, но было непонятно, то ли ему, то ли своим мыслям. – А я вот – герцог! Слышите – герцог! Владетель целого города. Мегаполиса!
- Э-э, гм, простите, - не смог сдержаться Фернан, - герцогов нет уже двести лет.
- Что?
- Ну, институт герцогства и вообще наследного правления, ликвидирован более двухсот лет назад, после...
Профессор смотрел на него, затуманенными вином глазами.
- Я устал! Все. Спать, всем спать!
- Но, папа... - попыталась вставить Миранда.
- Я сказал, спокойной ночи! – Просперо ударил кулаком по столу, - давно мы уже здесь!

6.

Но пробил час — внимай моим речам.
Когда в пещере поселились мы,
Тебе едва исполнилось три года,
И ты, наверное, не можешь вспомнить
О том, что было прежде.

- Давно вы здесь?
- Где?
Фернан с Мирандой гуляли по чему-то, наподобие леса. На самом деле, это была небольшая посадка, у подножия местных гор, и недалекая опушка легко просматривалась с любого конца «чащи».
- На астероиде.
- Мне было три года, когда папа переехал сюда.
- Пятнадцать лет, - быстро посчитал Фернан. – Ты здесь уже пятнадцать лет!
- И что?
- И за все это время ни разу не покидала астроид?
- Зачем?
- Я не знаю... путешествия, центральные планеты... столица.
- Все, что нужно знать об окружающем мире, я знаю, - надула губки девушка.
- Прости, я не хотел... обидеть, - Фернан промолчал, что с такой красотой, девушка могла бы занять не последнее место в том мире, впрочем, красавиц доставало и на обочинах.
- Гляди, птичка! – подпрыгнув, Миранда понеслась к одному из деревьев.
Фернан поплелся следом.
- А Калибан с... Ариэлем? – перед последним именем, юноша слегка запнулся. Неужели, действительно, ревнует. Но ведь он знает Миранду всего второй день, и прав на девушку за этот день у него не прибавилось. Впрочем, какие права нужны для чувств! Чувства? Ужели, он что-то чувствует? Любовь? Умиление? Еще бы не влюбиться, когда она единственное существо противоположного пола на этом каменном шарике. Но то же самое, справедливо для Миранды с... Ариэлем. Всегда ли ревность спутник любви, или эти чувства не зависят друг от друга?
- Улетела, - девушка надула прелестные губки, - прости, ты что-то спрашивал?
- Калибан и гм, Ариэль, как давно они здесь?
- Всегда были, ну, по крайней мере, сколько себя помню.
- А Ариэль ничего, симпатичный... - да что ж он делает! Правду говорят, все влюбленные чуточку сумасшедшие... или не чуточку.
- Ну, да, его создали таким.
- В каком смысле, создали?
- Ариэль – андроид – робот.
- Робот? – Фернан даже испугался той радости, которую испытал при словах девушки. – Робот! Но это... это же замечательно!
- Почему?
- Э-э, вон еще одна птичка, - радость и облегчение. А день-то, какой чудесный! Хотя, здесь, наверное, все дни такие.
- Птичка, где?
- Не важно, улетела.
- Слушай, а давай я тебе покажу наш сад! Здесь, недалеко, рядом со входом в лабораторию.
Лаборатория. Фернан вспомнил слова Просперо.
- Пошли! – юноша двинулся, вслед за девушкой. – Твой отец, он что, действительно, профессор?
- Не знаю, да и какая разница.
- Действительно, никакой, особенно здесь. А лаборатория, чем он в ней занимается? Ты бывала внутри?
- Я передумала! – девушка остановилась. – Пойдем в дом. Все равно скоро обед, а папа не любит, когда опаздывают.

7.

Ах, почему отец мой так суров?
Передо мною третий человек,
Которого я знаю. Но он первый,
Кто вызвал в сердце странное томленье.
Как я хочу, чтобы отец смягчился!

- Папа не любит, когда опаздывают, папа не любит лишних расспросов, папа не любит, когда ходят, возле лаборатории, а хоть что-нибудь твой папа любит? – фраза задумывалась, как язвительная, но красота девушки и радость от ее присутствия, существенно разбавили желчь.
- Давай не будем, - Миранда робко дотронулась до Фернана. Тоненькие пальчики сжали его ладонь. Боже, как приятно!
Ответного пожатия не получилось, она быстро отдернула руку.
- Скажи, а другие корабли, или путешественники бывают у вас? Или про это тоже нельзя разговаривать, - присутствие девушки отвлекало, но Фернан все же вспомнил, зачем отправился в полет и забрел в этот сектор системы.
- Не очень. Последний раз приземлялся один... ну, торговец, года два назад. И то пробыл недолго, улетел... почти сразу и улетел.
- Из-за отца?
Девушка потупила взгляд.
- И с той поры никого, скажем, пол года назад?
- Нет, насколько я знаю, нет.
- Однако, есть вероятность кого-то посадить так, чтобы ты не знала?
- Наверное, за горами, на противоположной стороне астероида, а что?
- Да так, ничего, просто спросил, - возможно, он нашел, что искал, а может, и нет. – Кстати, насчет загадочной лаборатории, я понимаю, правила и все такое, но можно же взглянуть на нее, хоть одним глазком, мы никому не скажем, и, клянусь, руками ничего...
- Нет! – вскрикнула девушка. На личике, прекрасном личике проступил еще не ужас, но страх, словно у загнанного хищником в угол зверька. А хищником, судя по всему, выступил он – Фернан.
Юноше сделалось стыдно. И, вместе с тем, еще больше захотелось попасть в лабораторию.
Любопытство и симпатия к девушке, или желание докопаться до истины и любовь. Разве могут они противопоставляться друг – другу? Нет! Фернан решил, во что бы то ни стало, попасть внутрь. Противоречия нет и миссия важнее его чувств! Пусть он и сам возложил ее на себя!
- Слушай, Миранда, чего ты боишься...

8.

Мы здесь на страже возле вас стояли
И вдруг... услышали ужасный рев.

- Миранда, чего ты боишься?
- Давай быстрее!
Девушку трясло, и ее дрожь передалась Фернану, наслаиваясь на собственный страх. Чего он боится, Фернан сказать не мог. Даже если профессор и застукает их, ну не убьет же, в конце концов... или убьет...
- Увидел, что хотел?
Сам не понял как, но Фернан уговорил девушку провести и отпереть ему лабораторию. И вот теперь, находясь внутри, сам дивился иррациональному желанию попасть сюда.
- Еще минутка.
Столы, шкафы, приборы непонятного назначения, гудящая установка в центре, что он надеялся здесь отыскать, или увидеть? Думал, едва переступив порог, астероид откроет свои тайны... при условии, что эти тайны имеются...
Шорох за входной дверью заставил их обоих вздрогнуть.
- Дверь открыта, непорядок, - каркающее бормотание Калибана.
- Я так и знала, он нас видел!
- Хозяин, профессор, сюда, сюда!
- Все пропало...
- Скорее, прячемся! – Фернан схватил девушку и затянул под один из столов – самый дальний, в самом темном углу.
- Чего орешь, образина! – к каркающему присоединился пьяный голос профессора.
- Хозяин, вот!
- Хм, странно.
Скрипнула дверь, двое вошли внутрь.
- Вот, вот, хозяин, я иду – и вижу – она не заперта. И звуки, я что-то слышал.
- Слышал он! – судя по голосу, профессор был заметно навеселе. – Охраняй, охраняй свою драгоценную пещеру. Дракон, хе, хе, над горою золота. Вот разобью здесь все, что тогда? А? Или лучше – сожгу, да, сожгу, в очистительном пламени.
- Хозяин, вы не в себе...
- В себе, сейчас я как раз в себе! Пламя, только оно способно очистить окружающее и меня, да меня от скверны! И себя сожгу! В гробу я видел эту вечную жизнь...
- Хозяин, пойдемте, вам плохо, я уложу вас...
- Да, пожалуй, пошли, - неожиданно успокоился профессор, - но не ложиться. У меня дела, принеси мне бутылочку...
Они вышли.
Миранда дрожала, а Фернан, пусть и с опозданием, осознал, что обнимает девушку, прижимает к себе теплое, живое, податливое тело. Вопреки обстановке, здесь, под тесным столом, в запертой лаборатории на забытом астероиде, ему сделалось хорошо, как никогда в жизни! И еще, ему захотелось поцеловать Миранду. Момент был не самый подходящий, он сознавал это, поэтому поцеловал... в щеку.
Перепуганная девушка, кажется, даже не заметила.
- Выбираемся отсюда, скорее!
- Да, пусти меня.

9.

Измена не смыкает глаз
И обнажает меч.
Дремоту сбрось с тяжелых век,
Проснись, чтоб не уснуть навек.

- Пусти меня, пропусти, я – первый, я – изголодался.
- И я!
- Все мы голодны.
- Сосуды старые почти источились.
- Новый готов, давай, я чувствую это!
- Нет! Рано.
- Он любит, хочет! Если не ты, давай я, или он, да, он – симпатяга и обаяшка.
- Я согласен.
- Не сомневаюсь! Но сейчас моя очередь и он – мой!
- Ты просто хочешь напиться, хватануть побольше других.
- Да, больше других.
Фернан спал, или не спал, находясь в полудремотном состоянии, между сном и явью. Но даже в этом состоянии, людям снятся сны. Он видел сон, точнее, слышал, ибо зрительные образы так и не явили картинку.
- Вы оба дураки! Думаете, не понимаю, зачем делали случайные встречи, все эти мелкие страхи, отвращение, ревность...
- Ревность - сильное чувство!
- Да, сильное.
- Но оно ушло.
- Из-за тебя, твоих слов.
- И мы голодны.
- И отвращение сильное.
- Оно тоже ушло, почти.
- Перебиваться жалкими крохами, в то время как нужно лишь немного подождать, и нас ожидает настоящий пир.
- Не понимаю.
- Я тоже.
- Зачем ждать, чего?
- Да, чего.
- И так достаточно.
- А потом?
Ответ потонул в дымке дремы, или пробуждения, ибо – ему казалось – сразу, после последней реплики, Фернан открыл глаза. В комнате никого н6е было, а детали разговора начали размываться, подобно любому сновидению.
Неожиданно, или ожиданно пришла собственная мысль: завтра, уже сегодня – с утра, он должен попасть в подвал!

10.

Увы, прекраснейшая госпожа,
Урок я должен кончить до заката.

- Я должен попасть в подвал!
- Нет! – Миранда снова превратилась в загнанного хищником зверька. И хищником снова был он.
- Почему, в лаборатории же побывали – и ничего.
- Ничего! Меня до сих пор в жар бросает, как вспомню!
- Ты пойми, мне нужно, очень нужно...
- Зачем?
Он и сам не до конца понимал, зачем. Пол года, шесть месяцев назад пропал его брат. На своем корабле, вместе с экипажем, в этом секторе системы. Его признали погибшим, а Фернан, понукаемый собственным упрямством и горем родителей, решил отправиться на поиски. Надеялся ли он отыскать брата живым? В глубине – наверное. В очень далекой глубине души. А вот узнать, что случилось, сорвать полог неизвестности, удовлетворить собственную жажду действий – это да. Шансы не только найти брата, но узнать хоть что-то о нем ничтожно малы. Отправляясь в полет, Фернан знал и понимал это. Или убедил себя, что понимает. Однако, сидеть и ничего не делать, он тоже не мог.
- Зачем... - вслед за Мирандой, повторил он. А ведь, действительно, зачем. С какого перепугу он вцепился в этот подвал? Почему скрытничает, вместо того, чтобы рассказать девушке свою историю? Возможно, потому, что в истории может оказаться замешан ее отец. Чью сторону примет Миранда, если станет выбор, между ним и Просперо? Но ведь еще ничего не известно. То, что буря занесла его на астероид, не значит, что подобная участь постигла брата с экипажем. А пьяница-профессор совсем не так загадочен, как кажется. А в подвале пылятся старые вещи.
- К тому же там, этот... замок по сетчатке и по руке, - Миранда словно уговаривала сама себя.
- Биометрический замок? – зачем его ставить на астероиде, населенном всего четырьмя людьми. Фернану еще больше захотелось попасть внутрь.
- Я не могу открыть, - тут же, убоявшись закономерного вопроса, запричитала девушка. – Только отец, ну и еще Калибан... и Ариэль.
- То есть, все, кроме тебя.
- Ну... да, а что?
- Тебе самой не любопытно, что там внутри?
- Любопытно, раньше было, и сейчас... иногда.
- Тогда давай проберемся!
- Как?
- Где Калибан проводит большую часть времени?

11.

Ударь его еще. Я скоро буду
Сам колотить его.

- Где Калибан проводит большую часть времени? - перед ответом, Миранда задумалась, - даже не знаю. На огороде, наверное, и еще на кухне. Ты думаешь, уговорить его помочь?
- А ты думаешь получиться?
- Нет. Я сама не понимаю, почему еще здесь, а не бегу к отцу докладывать о твоих планах.
- Ничего страшного мы не делаем.
- Как посмотреть.
- А я знаю, почему здесь и еще не улетел с этого шарика.
- У тебя корабль поломан.
Вместо ответа, Фернан подошел к девушке, взял ее за руку и, поцеловав, прижал ладонь Миранды к своей щеке.
- Что ты делаешь?
- Ты мне нравишься.
- Ты мне тоже, но...
- Ты понимаешь, о чем я, - он притянул ее к себе. Девушка не сопротивлялась. Он приблизил свои губы к ее, в последний момент, она повернула голову, и поцелуй пришелся в щеку.
- Сумасшедший.
- Да, и счастлив от этого.
- Я... мне... пусти, мне надо подумать...
Как ни было хорошо, он отпустил девушку, потому что подумать нужно было и ему.
Миранда выскользнула и убежала, вся пунцовая, не поднимая взгляд.

Подумав, он решил не впутывать ее.

Калибан нашелся на заднем дворе, уродец возился, возле деревянных клеток с какой-то живностью.
Решив, Фернан не испытывал мук колебаний. Если не прав, потом попросит прощения, ну, или улетит непрощенный.
Даже не пытаясь заговорить, Фернан поднял увесистую палку, так кстати найденную в саду, и обрушил ее на голову Калибана.
В фильмах, сериалах, процедура не выглядела сложной. Плохие парни удобно падали к ногам героя, оглушенные. С Калибаном этого не произошло. Он замычал, обхватив голову руками. Фернан был вынужден повторить процедуру, потом еще и еще. То ли палка недостаточно толстая, то ли у него мало опыта, то ли голова Калибана отличалась от среднестатистической, наконец, жертва упала к ногам Фернана.
Чувствуя себя последней сволочью, подхватив под мышки, Фернан потащил Калибана к двери подвала.

Открыв замок, Фернан занес тело внутрь и прикрыл дверь. Сразу за ней начинались каменные ступени, как и положено в приличных подвалах, ведущие вниз.
Фернан ступил на первую.

12.

И, сверх того, на ваших всех путях
Вас ожидают медленные муки,
Которые страшнее самой смерти.

Фернан ступил на первую, вторую, третью.
Лестница была крутая и узкая, однако – слава создателю – освещена. Снизу, как и положено, несло сыростью и смесью непонятных запахов.
Фернан поймал себя на том, что дрожит. То ли от страха, то ли он волнения, а может... от предвкушения.
Наконец, лестница закончилась, после короткого коридора, он ступил в комнату.
В отличие от лестницы, светильник был всего один. Висел он ровно посередине низкого потолка, освещая находящиеся под ним и затеняя остальное пространство.
Впрочем, и увиденного, Фернану было достаточно.
Клетка, металлическая с толстыми прутьями, побуревшими от тонкого налета ржавчины. В клетке сидел человек, мужчина. Грязные, спутанные волосы, бородатое лицо с запавшими глазами, тоже в грязи, так что не рассмотреть черт. Пленник был без одежды, и пергаментная кожа обтягивала торчащие ребра.
- Кто ты?
Вопрос, отразившись от стен, вернулся к Фернану.
Пленник зашевелился – было видно, сил в этом теле оставалось счетное количество. Борода треснула щелью рта, он силился что-то сказать...
Поглощенный пленником, слишком поздно Фернан услышал шорох позади. Он даже начал оборачиваться, как удар, сильный удар обрушился на его голову. Видимо, бьющий оказался большим профессионалом, ибо сознание Фернан потерял немедленно.

13.

Идем! Тебя я в цепи закую,
Ты будешь пить одну морскую воду,
Ты будешь есть ракушки, да коренья,
Да скорлупу от желудей. Ступай!

Сознание Фернан потерял немедленно.
Очнулся – через неопределенный промежуток времени. Может, через минуту, а, возможно, прошел и день.
Бурые металлические прутья окружали его со всех сторон. Он находился в клетке, возможно, той же самой. Если так – прежний бородатый обитатель сменил место жительства, ибо в клетке, как и во всем подвале, Фернан был один. Получается – прошла далеко не минута.
Юноша осмотрел себя – одежда на месте, хотя личные вещи отсутствовали.
Что делать?
Звать на помощь? Кого?
Рыть подкоп? Куда?
Для очистки совести попробовал дверь клетки, которая, естественно, оказалась заперта. Впрочем, окажись иначе, оставалась еще дверь подвала и сам астероид.
Скрип откуда-то сверху и шаркающие шаги. Вот и тюремщики пожаловали, хотя вряд ли он увидит кого нового.
В комнату ступила фигура. Седые волосы, как показалось, торчали безумнее обычного.
- Очухался. А я предупреждал, не лазить в подвал, - пьян профессор оказался так же.
- Чем вы здесь занимаетесь? Эксперименты на людях? – Фернан не стал требовать выпустить его, зачем сотрясать воздух пустыми фразами, впрочем, и его вопрос был далек от полного.
- Узнаешь, в свое время сам все узнаешь, - констатировал очевидное профессор.
- Что... что со мной будет? – просительные нотки в голосе, Фернан почти ненавидел себя за них.
- Иногда неведение – благо, - Просперо важно поднял узловатый палец, и тут же залился лающим смехом, - а иногда – нет.

14.

Порой забава причиняет боль,
Порою тяжкий труд дает отраду.
Подчас и униженье возвышает,
А скромный путь приводит к славной цели.
Мне был бы ненавистен этот труд,
Когда бы не она. Она способна
Смерть сделать жизнью, муку — наслажденьем.
Она добра настолько же, насколько
Жесток ее безжалостный отец.

«Иногда неведение – благо, а иногда – нет», - фраза крутилась в голове, несмотря на то, что изрекший ее давно покинул помещение.
Все верно – неведение иногда благо. С целью развеять собственное неведение, относительно судьбы брата, он отправился в проклятый полет – и вот к чему его это привело.
Вновь скрипнула дверь, а следом послышались шаги. Не Просперо. Легкие, частые. Посетитель еще не появился, но Фернан знал, кто пришел. Он надеялся на появление девушки, с той поры, как очнулся. Миранда должна была перебороть себя и отыскать способ и смелость попасть в подвал.
- Ты! – девушка стремительно преодолела расстояние от лестницы к клетке.
- Ты пришла! – он накрыл своими ладонями белые кулачки, вцепившиеся в толстые прутья.
- Я... я не могла... я же говорила, зачем ты спустился сюда! – Миранду трясло, впрочем, и Фернана тоже.
- Ты можешь освободить меня?
- Я... освободить... нет, - она отпрянула, точнее, попыталась отпрянуть, Фернан крепко прижал ее руки. – Нет, нет! Ключ, он... у меня нет его.
- Миранда, я люблю тебя! – он был искренен в данный момент, желание жить наслоилось на чувство к девушке, усиливая его.
Миранда дернулась, как от удара.
- Зачем ты так?
- Это правда! – он отпустил руки девушки.
Она тут же прижала кулачки к груди.
- Я тоже... нет, нет, это невозможно! Даже если получиться – мой отец и Калибан, и Ариэль, что мы станем делать!
- Улетим, - Фернан не отпускал взгляд Миранды, словно гипнотизируя ее.
- На чем? Куда?
- На моем корабле, на центральные планеты, в мир, остальной мир, который не очерчен границей астероида.
- На твоем корабле? Он поломан и будет поломан еще три недели, ты сам сказал.
- Я соврал. Корабль полностью исправен и готов к полету.
- Соврал? Зачем?
- Хотел остаться с тобой, - снова ложь, хотя часть правды в ней была, а вторую часть девушке знать не обязательно... пока.
- Со мной... - она словно пробовала фразу на вкус, - даже если... мы улетим, что потом?
- С нами? Все будет хорошо. Мы останемся вместе.
- В большом мире?
- В огромном мире! Я познакомлю тебя с ним.
- А с... отцом и... остальными?
- Сообщим властям! Думаю, у полиции найдется пара вопросов к...
- Нет! – неожиданно громко крикнула девушка. – Пообещай мне, если мы с тобой... если я помогу тебе – никакой полиции! Иначе... иначе ничего не будет. Он мой отец!
- Обещаю, - поспешно произнес Фернан. Возможно, слишком поспешно, впрочем, Миранда не заметила этого. Про себя он решил, если побег удастся, во что бы то ни стало, переубедить девушку в дороге.
Миранда испуганно оглянулась, хотя Фернан никаких посторонних шумов не услышал.
- Мне... мне пора. Жди.
- Я буду ждать, он приблизил свое лицо к прутьям, вжался в них.
Миранда порывисто подбежала и ткнулась неожиданно мягкими и теплыми губами в сухие, потрескавшиеся губы Фернана.
Все произошло настолько стремительно, он не успел даже ответить. Волна эмоций захлестнула тело.
Она развернулась, и легкие шаги девушки стихли наверху.

15.

И плен, которым враг мне угрожает, —
Легко я снес бы, если б только знал,
Что из моей тюрьмы хотя бы мельком
Увидеть эту девушку смогу.

Шаги девушки стихли наверху лестницы. Сколько прошло с того момента, Фернан не знал. Часы, как и другие вещи, отобрали. По его ощущениям – несколько часов, по объективному времени, вполне может статься – с десяток минут.
Ожидание и неизвестность – одно из наиболее пугающих сочетаний, особенно, когда дело касается собственной жизни.
Наконец – долгожданный скрип двери. И шаги – незнакомые, шаркающие, тяжелые.
«Вот и все!» Да, вот и все, доигрался, или, в случае Фернана – доискался.
В круг света вошла фигура.
Узкие плечи, аккуратненькая головка с рыжими волосами.
- Миранда!
Девушка надела тяжелые, почти армейские башмаки, что и обусловило звуки походки. Штаны с многочисленными карманами и непромокаемая куртка с капюшоном довершали картину. Что ж, возможно именно так должен выглядеть беглец.
Тяжелой походкой, она подбежала к клетке, трясущиеся руки начали вставлять длинный ключ в замочную скважину.
Удалось ей это далеко не с первого раза.
Фернана тоже всего трясло.
Наконец, дверь была открыта, юноша обнял девушку, рухнувшую в его объятия.
- Времени... нет... скоро хватятся... пошли, - Миранда тяжело дышала, как после длительного забега.
- Да, - несмотря на обстановку, ему очень, до боли захотелось поцеловать девушку. Вновь ощутить на своих устах податливое тепло ее губ. – Пошли, скорее, - у них будет еще время.
Наверху лестницы обнаружилась палка, та самая, которой он ударил Калибана. Фернан взял ее в качестве оружия.
За порогом обнаружились сумерки – искусственные сумерки астероида. Сколько же времени он провел в подземелье?
- Нам туда, - Миранда указала в сторону корабля. – Я... я все подготовила – перенесла продукты, вещи.
Фернан не стал говорить, что на звездолете установлен синтезатор пищи.
- Так, так, так и что же здесь у нас?
Лысина отсвечивала в лучах угасающего солнца. Ариэль увидел сперва Фернана, но, когда из-за спины юноши вышла его спасительница, широкие брови андроида полезли вверх.
- Миранда! Что ты задумала!
Девушка сделал шаг к существу, Фернан, воспользовавшись тем, что внимание Ариэля приковано к Миранде, начал обходить его. Рука, сжимающая палку, неимоверно вспотела.
- Мы... я... улетаем...
- Нет! Ты не можешь! А как же я, как же Калибан? Кинуть нас!
- Я вернусь... потом...
- Когда мы сдохнем!.. – Ариэль ринулся к девушке, неизвестно, что он собрался сделать, Фернан обрушил на лысую голову удар.
То ли он набрался опыта, то ли голова андроидов более хрупкая, чем у уродов, Ариэль рухнул и больше не шевелился.
- Ты... ты его... - замерла Миранда.
- Да что ему станется, очнется. К тому же, это всего-навсего робот. Пошли, скорее!
Они ринулись к кораблю.
Взбежали на холм, спустились, в низине, рядом со звездолетом, их ждали.

16.

Не возражай — во мне пробудишь ярость,
Не только гнев! Как! Под свою защиту
Ты смеешь брать обманщика!.. Молчать!

В низине, рядом со звездолетом, их ждали. Просперо. Старик сидел на поваленном дереве, количество пустых бутылок, вокруг профессора говорило о том, что ожидание продолжалось достаточно долго. Ружье в жилистых руках говорило о том, что он ожидает именно их.
Ствол ружья стремительно и чересчур уверенно для пьяного человека, был тут же направлен на беглецов.
- Папа, я... - замерла и снова затряслась Миранда.
- Заткнись, тварь! – профессор был пьян, весьма пьян, однако ружье, вопреки ожиданию, ничуть не дрожало. – Думала, самая хитрая, да, думала сбежать, повеселиться, так сказать, в мире. Астероида уже мало.
- Послушайте, профессор... - ужели этот алкоголик способен выстрелить в собственную дочь.
- И ты заткнись! Идиот, наивный дурачок, прилетел сюда на своем сверкающем звездолете, словно принц в латах. Думаешь, спасти принцессу, сказочек перечитался!
- Давайте сядем и спокойно...
- Хватит! Хватит, долго, слишком долго я плясал под вашу дудку. Жизнь, здоровье, месть, заниматься любимым делом... Месть свершилась – ни удовлетворения, ни счастья это не принесло. Любимое дело опостылело за давностью лет, как и сама жизнь. Зачем? Ради чего? Чтобы кто-то набил ненасытное брюхо?
- Папа...
Профессор не слышал никого, он говорил в пустоту, сам с собой. Однако ружья, к сожалению, не опустил. Фернан, как и в случае с Ариэлем, начал обходить его.
- Я знал, что ты захочешь сбежать! Еще, когда впервые увидел этого красавчика! Ты думала, профессор пьян и ничего не видит. Вы все так думали. А я вижу! Я чувствую! И я ждал вас – тебя и его! А ну стоять!
Просперо заметил передвижения Фернана, и юноша понял – пора. Хоть и был еще достаточно далеко, он кинулся к ученому.
Тот нажал на спуск. Ружье выстрелило, куда смотрело, то есть в Миранду. Пуля отбросила девушку.
- Нет!
Фернан, наконец, добежал до сумасшедшего ученого. Гнев и молодость помогли ему вырвать ружье из скрюченных пальцев, ударом приклада он оглушил профессора, после чего ринулся к девушке.
Куртка на груди, вокруг аккуратной дырочки, в закатных сумерках наливалась бурым.
Миранда была мертва.

17.

Еще немного потерпи — и повесть
Я доведу до нынешнего дня;
Иначе мой рассказ без смысла будет.

Миранда была мертва. Тело девушки покоилось в холодильнике звездолета. Фернан не мог оставить его на астероиде.
Тело профессора лежало в рубке. Он был связан и он был жив.
Тихий гул двигателей, который совсем скоро станет незаметным, и удаляющийся шарик планетоида в иллюминаторе.
Пленник зашевелился, прокашлялся.
- Куда ты меня везешь? – странно, но голос казался абсолютно трезв.
А ведь, действительно, куда?
Миранда! Тело, лицо девушки стояло перед глазами. Это... существо, эта тварь убила собственную дочь!
- Обдумываешь, не выкинуть ли меня в открытый космос. Знаешь, возможно, так, действительно, будет лучше. Дело с концом и концы хе, хе, в воду.
Да что ж это за человек-то такой! Убил собственную дочь и еще способен смеяться!
- Пока ты не принял решения, я расскажу тебе одну историю. Сказочку, так сказать, хотя, как утверждают мудрецы, любая хорошая сказка содержит некий намек, эдакое руководство к действию в сходных жизненных ситуациях.
Фернан молчал, ему хотелось одновременно и заткнуть профессора и услышать, что он скажет.
- Один молодой герцог, вероломно – как же еще – был отстранен от власти своим братом.
- Герцогов нет уже более двух веков.
- Да, да, я помню, но ведь это – сказка, а, значит, в ней просто обязаны существовать глупые короли, находчивые батраки, парочка волшебников, ну и герцог. Впрочем, набор персонажей нашей сказки не столь широк. Так вот – герцог бежал. Грозила ли ему настоящая опасность, или он просто перенес собственные комплексы на другого – сейчас сказать трудно. Я склоняюсь к мысли, что – да, со временем братишка бы постарался подстроить законному претенденту несчастный случай, - пошевелившись, Просперо занял более удобное – сидячее положение. – Молодой герцог бежал не сам – с ним были его мысли, его идеи, его оборудование и малолетняя дочь.
- К чему все это?
- Ты не любишь сказки! Это только начало, зачин, так сказать, дослушай хотя бы до середины. Чтобы составить мнение о произведении, недостаточно прочитать лишь вступление, хотя многие критики так и делают... ну да речь не о них. Итак, наш герцог с малолетней дочерью, на небольшом корабле добрались до астероида. При посадке произошла катастрофа, страшная, герцог выжил, а дочь... он думал, она погибла. Не стану описывать горе отца – оставим простор для воображения слушателей – однако, худшие опасения не подтвердились – среди обломков, он отыскал дочурку – о чудо – без единой царапины!
- Это конец?
- Первой части. Во второй, мы поведаем о неких существах, назовем их – метаморфы, главным образом потому, что как-то же называть их нужно, а данное наименование не хуже прочих, к тому же некоторым образом отражает суть. Много лет, а может, веков, жили они на небольшом каменном шарике – астероиде. Конечно, если это принять за жизнь, ибо более всего их существование походило на сон, спячку, наподобие анабиоза. Как и откуда они попали на астероид – не столь важно для нашей истории. Возможно – катастрофа древнего шаттла, память о которой стерлась веками истории. Возможно, они были наказаны и высажены сюда своими же соплеменниками, а возможно, они являлись чем-то уникальным, единственным в своем роде – результатами полузабытых экспериментов. Как бы там ни было – катастрофа разбудила метаморфов, вывела из многовекового сна, ибо, впервые за сотни лет, они почувствовали... пищу.
- Метаморфы сожрали вашего герцога – вот и сказочке конец! – что он делает – перед ним убийца, а он слушает его россказни.
- Если бы все было так просто, если бы... метаморфы питались, да, но не плотью. Их деликатесом, их пищей, были эмоции, чувства, переживания. Любые: чем сильнее, тем лучше. Страх, отвращение, ревность, любовь. Они буквально высасывали их из человека, вместе с жизненной энергией. И еще, они могли менять внешность, пока неумело манипулируя людьми для вызова чувств.
Фернан начинал понимать, куда клонит профессор – но ведь это не более чем сказка.
- Поначалу, герцога не сильно удивило наличие на астероиде двух живых существ, похожих на людей, а мы помним, что метаморфы способны изменять внешность. Но, затем, по мере... он начал догадываться, о, он был далеко не глупец, наш юный герцог. Окончательно наш герой уверился в своих подозрениях, когда, среди обломков звездолета, отыскал... полуистлевший труп дочери. Своей дочери, с которой общался и играл пол часа назад!
- Ты лжешь! – крикнул Фернан.
- Нет, и ты знаешь это.
- Я тебе не верю! Это сказка, всего лишь история, которую ты выдумал, чтобы сберечь свою жалкую жизнь!
- Может и так. Только спустись в холодильник и взгляни на тело моей, так называемой, дочери. Прошло достаточно времени, думаю, оно уже приняло свой естественный облик.
- Я любил ее, а она любила меня!
- Да, да, так говорили все глупцы, которые попадали в наш мир за прошедшие годы. Любовь – сильное чувство, ведь помнишь. А еще – ревность. Красавец Ариэль отлично справлялся с ролью соперника. И он был страшно зол, когда Миранда объявила его андроидом. А еще, они менялись, и Мирандой становился тот, кто играл Калибана, а Ариэль превращался в урода.
- Я тебе не верю, - вновь повторил Фернан. – Почему, почему в таком случае, они не убили, высосали тебя... твоего герцога.
- Я был им нужен. А они мне. Я был убит горем, а еще охвачен жаждой мести. Они убедили меня, что превратились в дочь для моего же блага, так сказать – пожалели. А я во всем винил брата. Я создал установку, вызывающую бури, заманивал случайных путников, они питались ими, пока в один прекрасный день, мимо астероида не проплыла яхта брата, вместе с семейством. Я сбил их, а мои метаморфы высосали их всех, без остатка. Потом... это было взаимовыгодное сотрудничество – я поставлял им пищу, они давали мне жизнь. Энергия жертв, каким-то образом они способны перекачивать ее и в людей, продлевая их существование. Установка, вызывающая бури, была моей страховкой. При всех своих способностях, они оставались паразитами, играющими на эмоциях, но абсолютно не разбирающимися в технике. Управление простейшим звездолетом для метаморфов – проблема, не говоря уже о моей машине.
- Почему же ты решил прекратить все это?
- Кто сказал, что я реши прекратить? Да, не раз и не два, в минуты рефлексии, я пытался... разбить машину, даже свести счеты с жизнью, но Миранду я убил случайно. Еще в самом начале, метаморфы решили между собой, что главное для них – не высовываться. Пока есть еда, зачем желать чего-то еще? Но Миранда... в этот раз она, оно было Мирандой, захотело большего. Возможно, в многомиллиардном мире, оно бы умерло от пресыщения, возможно, нет, я не мог позволить ему уйти, вот и остановил, эдакий спаситель, хе, хе, человечества.
- Я тебе не верю, - в третий раз повторил Фернан.
- Отчего же, в таком случае, ты не несешься, сломя голову, в холодильник, дабы убедиться, что все рассказанное мной, не больше, чем сказка, фантазия, выдуманная пьяницей-ученым в страхе наказания. Молчишь? Сидишь? Ты уже поверил мне. Может, потому что подсознательно сам чувствовал фальшь в поступках и поведении окружающих, а, возможно, чары того, кто был Мирандой, начали отпускать тебя.
- Я тебе не верю...
- Веришь, вопрос в том, что собираешься предпринять дальше...

 ***

Рассказ - финалист конкурса "Фантастический Шекспир" на "Бастконе 2016"

2042 Последнее изменение Суббота, 01 Октябрь 2016 17:15
Super User

Можно перенестись в группу В КОНТАКТЕ

А можно зайти на еще один сайт:

Сайт: vladimirlaroy.um.la/
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
PressFoto 5271942-Small
 Другой сайт автора

Книга на ЛитРес

24893744_cover-elektronnaya-kniga-ruslan-vl-shabelnik-dnevniki-palacha.jpg

3.png

На Амазон

191969_20151029012248_4184_600x600.jpg

На "Призрачные Миры"

1i28dGGiVryw5PI42fbDBQ

(На сайте - ЭКСКЛЮЗИВНАЯ книга)

Страница автора на "Самиздате"

moshk5

На "Фан-Бук"

cid ii 1460027cad779bd6

На "LitEra"

Litera

На "Проза.Ру"

1038168- 0

Случайные материалы

  • Как снимали "Иронию судьбы, или С легким паром!"
    Как снимали "Иронию судьбы, или С легким паром!"

    Традиционно 31 декабря, накрывая праздничный стол или собираясь в гости, мы смотрим всем знакомый, без преувеличения скажем – наизусть, самый новогодний фильм «Ирония судьбы, или С легким паром!» Есть даже такой анекдот: “Посмотрев на прошлой неделе фильм «Ирония судьбы, или С лёгким паром», половина россиян инстинктивно отметила Новый год!”...

  • Скорпионы
    Скорпионы

    В природе существует 1750 видов скорпионов. Но яд только около 50-ти из них представляет реальную угрозу для человека. Если встретишь настоящего скорпиона, погляди на размеры его клешней и хвоста. У ядовитых жало всегда больше по отношению к "щупальцам".

  • Планета Бурь (роман)
    Планета Бурь (роман)

    Планета Дагон.

    Загадочные Солнечные Бури и не менее загадочные племена каннибалов.

    Казалось, всю жизнь Дин Словас стремился на нее, стремился и боялся.

    Много лет назад на этой планете пропала экспедиция, возглавляемая его отцом. И вот, наконец, Словасу представилась возможность попасть на планету, правда, не совсем по своей воле...

  • Перенестись в игровой мир
    Перенестись в игровой мир

      Художник Тайлер Киркхэм. по его словам, является давним и ярым фанатом серии игр "The Elder Scrolls".
      32-летний американец потратил три года жизни и 50 тыс. долларов на свою мечту — сделать в своём доме точную имитацию интерьеров из любимой игры.

  • Как снимали "Собаку Баскервилей"
    Как снимали "Собаку Баскервилей"

    В продолжение поста Подлинная история создания "Собаки Баскервилей", рассказ о том, как снимали знаменитый советский фильм с И.Ливановым и В.Соломиным.