Фев 27 Автор 

Планета Бурь (роман)

Планета Дагон.

Загадочные Солнечные Бури и не менее загадочные племена каннибалов.

Казалось, всю жизнь Дин Словас стремился на нее, стремился и боялся.

Много лет назад на этой планете пропала экспедиция, возглавляемая его отцом. И вот, наконец, Словасу представилась возможность попасть на планету, правда, не совсем по своей воле...

 СКАЧАТЬ

 

ИЛИ ЧИТАТЬ:

    РУСЛАН ВЛ. ШАБЕЛЬНИК

  

   ПЛАНЕТА БУРЬ И ПОВЕЛИТЕЛЬ МУХ

  

  

  

   Мгновеньями он виден, чаще - скрыт.

   За нашей жизнью пристально следит.

   Бог нашей дремой коротает вечность -

   Сам сочиняет, ставит и - глядит...*

  

   * О.Хайям, пер. И.Тхоржевского.

  

  

   1.

  

  

   Упругая ветка, сплошь усеянная ярко-желтыми, продолговатыми ягодами больно хлестнула по плечу. Машинально, Дин Словас потер пострадавшее место. По рукаву стекал желтый, на редкость вонючий сок. Дин поискал обо что вытереть руку - и едва не остался без глаз. Словно из воздуха перед лицом материализовалась лиана, украшенная в палец длиной шипами.

   - Осторожнее, - Леон Сантин пыхтел рядом. Его руки, как и у Словаса, были сплошь исцарапаны, под мышками комбинезона, грязью на воде, расплывались темные пятна.

   - Не помнишь, змеи здесь водятся? - Дин прозевал вьющийся по земле корень и едва не растянулся в грязи.

   Сантин думал всего мгновение.

   - Водятся!

   Дину оставалось только вздохнуть.

   Не так он представлял свое прибытие на эту планету. Дагон, казалось, название преследует юношу всю жизнь. Он стремился сюда. Последние пятнадцать лет стремился и... боялся. Хотя каких-нибудь три месяца назад не подозревал, что так скоро окажется в этом мире.

   Сантин сосредоточенно пыхтел, воюя с особо прочной и особо липучей лианой.

   Дину казалось, он знает о Дагоне все. Он перелопатил груды монографий, статей, фильмов. Едва ли не лучше специалистов он разбирался в обычаях и верованиях аборигенов... о джунглях Дагона он не знал ничего, даже водятся ли в них более-менее крупные хищники. За сотнями трудов, посвященных местным племенам, последнее затерялось, не стоящей внимания мелочью. Хотя хищников здесь быть не должно. Он не представлял животное, которое смогло бы продраться сквозь подобные заросли, разве что... змея...

   - Берегись! - Леон не удержал очередную ветку и она, спружинив, понеслась к лицу Дина. Юноша машинально подставил руки, сделал шаг назад... симпатяга корень дождался своего часа. Спиной вперед Дин полетел на землю.

  

  

   2.

  

  

   Шестипалая с разноцветными когтями лапа с силой опустилась на вощеную поверхность стола.

   - Договорились!

   Леон Сантин осторожно кивнул.

   - Договорились.

   Джиглгерри вытянул вонючую сигару из безгубого рта, дымящийся кончик перстом судьбы уставился на Дина.

   - Парень, твоего друга я не очень знаю, а вот тебя... Надеюсь, ты понимаешь папашу Джиглгерри?

   - Сколько можно! - инициативу вновь взял на себя Сантин. - Мы уже говорили об этом...

   - Я хочу услышать Динни! - завоняв пол комнаты, сигара вернулась в широкий, от уха до уха, рот.

   - Я-я, это, отвечаю за него, то есть, за нас...

   - Теперь, когда формальности соблюдены, - Леон едва не вздохнул с облегчением, была опасность, что парень подкачает, - могу я узнать, когда мы получим товар.

   - Э-э-э, какой быстрый, - более всего Джиглгерри походил на... картофелину. Именно на картофелину - гигантских размеров с руками и ногами, одетую в зеленый смокинг и курящую на редкость вонючие сигары. - Два килограмма криэка это тебе не... не... не конфеты покупать! - картофель затряс всеми подбородками, радуясь очередной шутке.

   Разношерстное, как на подбор мускулистое сопровождение, верно загоготало в унисон.

   Общего веселья не разделяли Леон с Дином и парочка невысоких субъектов в натянутых по самые уши шляпах. Из-под белых воротничков, на невозмутимые лица, экзотическими змеями выползала затейливая цветная татуировка.

   - Так мы договорились, или нет? - не то чтобы Леон терял терпение, но находиться в этой компании дольше необходимого не стоило. Хотя бы потому, что бедняга Дин неизвестно когда успел покрыться белыми пятнами.

   - Я вижу перед собой делового человека, - все еще посмеиваясь, Джиглгерри пососал сигару. - И ты видишь перед собой делового человека, - Джиглгерри разогнал чересчур уплотнившейся перед его физиономией дым. - Через две, да, через две недели приходи сюда, ты получишь свой товар.

   Леон кивнул, развернулся и, схватив за руку Словаса, поволок парня к свежему воздуху.

   - Не забудьте денежки! - нагнал их голос картофелины.

  

  

   3.

  

  

   - Вы простые люди, рабочие - основа, фундамент нашей корпорации! - он был красив, как бог, хотя одень этого склонного к полноте лысеющего человека в поношенный костюм, никому на ум не придет подобный эпитет. Он был величественен, хотя сними его с трибуны, приставь к станку или конвейеру...

   - Своим могуществом "Броуд Компани" обязано вам и подобным вам тысячам...

   Президент, он же держатель контрольного пакета акций "Броуд Компани" граф Чезаре Броуд младший играл в доброго господина.

   Мужчины, даже если они разменяли пятый десяток, не перестают играть. Просто с возрастом игрушки мальчишек становятся несколько... дороже, больше, масштабнее - кто на что учился, и кому как повезло.

   Чезаре Броуду повезло. Можно сказать, очень повезло. Родиться в далеко не бедной семье, да еще и с родословной - редкое везение. Унаследовать капитал и пост отца, подмяв парочку родных братьев - тройное везение. Укрепить и расширить доставшуюся империю - просто везение.

   Чезаре Броуду все это удалось, и теперь он стоял здесь, над рабочими одного из своих заводов, рассказывая людям, какие они молодцы. Люди верили, не потому что это была правда - Чезаре Броуд был на редкость харизматичным человеком. Может поэтому, а может, желая покорить неосвоенные вершины, мистер Броуд решил выставить свою кандидатуру в парламент.

   - Я приехал сюда, сказать вам спасибо! Простое человеческое спасибо...

   Блестели вспышки фотоаппаратов, стрекотали телекамеры, журналисты, привычно составляя язвительные вопросы, ловили каждое слово кандидата.

   Люди - те самые рабочие... некоторые даже прослезились - приятно видеть вот так, лицом к лицу, Большого Босса, узнать, что он помнит о них. Наведенные на толпу камеры, стервятниками, ловили эти слезы. Потом их используют в предвыборном ролике.

   Сквозь толпу протискивался пожилой человек в относительно новой синей робе. Пурпурные розы ледоколом разделяли толпу. Жесткие стебли цветов сжимала мускулистая рука - словно штандарт, пропуск в элитный клуб, человек нес красные цветы перед собой.

   Сцену тут же взяли в фокус камеры. Как это красиво, символично - старый рабочий дарит своему боссу купленный на небольшую зарплату букет дорогих цветов.

   Закаленные журналисты не забыли отметить, что сцена уж слишком отдает мелодраматизмом и дешевой постановкой.

   На пути рабочего и роз стала охрана - растолстевшая от спец снаряжения и бронежилетов парочка приветливо улыбающихся ребят.

   Чезаре Броуд махнул рукой и они, подобно водам эритрейским, расступились.

   Старик поднялся на трибуну.

   - Ну что вы... - особо глазастые даже клялись, что углядели на холеном лице Всемогущего Босса легкий румянец.

   Старик протянул цветы.

   - Право не стоило... - ряд фотовспышек блестел немигающим софитом.

   Старик вытащил пистолет.

   - Я польщен...

   Старик выстрелил.

   Дальнейшие, как и предшествующие события, почти неделю смаковали в программах новостей и кабинетах соответствующих органов.

   Для охраны, привычной ко всему и особенно к такому охраны, произошедшее оказалось также полнейшей неожиданностью.

   Запоздало покидали уютные кожаные кобуры пистолеты. Запоздало переводились предохранители и поднимались руки.

   Большой Босс, граф Броуд медленно оседал на пол. А старик... не дожидаясь лопухов-охранников, старик приставил дымящееся дуло к седому виску и вторично нажал на спусковой крючок.

   Пули охранников полетели уже в мертвое тело.

  

  

   4.

  

  

   Пряный дым коры дерева сель криком новорожденного заполнял небольшое жилище. Небесными духами плясали пепельные кольца, а в потрескивании сучьев костра угадывались голоса ушедших.

   Дрожащими руками Сат Ок надел на лицо маску. Глаза за затянутыми рыбьем пузырем щелями давно перестали слезиться. Сат Ок помнил, пока не привык, ему здорово доставалось от учителя - могучего шамана Зан Тока. Сат Ок позволил себе ухмыльнуться. Старого брюзги Тока нет уже много десятков вспышек и столько же вспышек он - Сат Ок - могучий шаман племени.

   Желтые ногти подцепили пробку фляги с опитом. Вытяжка из стеблей мухора - тайна напитка была привилегией шаманов, и только шаманы могли пить его.

   Проклятые ногти соскальзывали, теряя терпение, Сат Ок вырвал пробку зубами и уже трясущимися губами приложился к прохладному горлышку.

   Как всегда после первого глотка густая жидкость опалила небо. Сат Ок с трудом оторвал сосуд, затолкал пробку и водрузил его на полку. Подальше.

   Дым окончательно заполнил жилище, к тому же рыбьи пузыри не помогали зрению. Это не важно. Чтобы видеть то, что он собирался увидеть, не нужны глаза, чтобы слышать, не нужны уши...

   Рот привычно начал выводить напевные мантры.

   Жгучесть в горле прошла, голова начала немного кружиться. Сейчас начнется.

   Сат Ок раскачивался в такт собственному пению.

   Сок мукора можно было употреблять только во время камлания. Не больше одного раза в десять дней. Не столько побоями, сколько горящими глазами и страшными историями о муках Айда, которые ожидают душу преступившего, могучий Ток вбил это в голову ученика.

   Сат Ок до сих пор не мог забыть своего первого раза. Первого, когда он попробовал опит. Учитель предупреждал, когда-нибудь наступит время и Сат Ок почувствует, что не может без напитка. Он будет готов на все и даже погубить бессмертную душу ради глотка зелья. Ток говорил, многие шаманы не выдерживали, пили опит едва ли не каждый день... не проходило и двух вспышек, как они сгорали. Сат Ок хорошо помнил наставления учителя. Помнил, потому что такой день настал. Одновременно с вечной жаждой, он приобрел и вечное знание - Сат Ок стал настоящим шаманом. С той поры он жаждал, ждал каждого камлания, как избавления от боли.

   Последний раз Сат Ок камлал пять дней назад, уже не в первый раз, нарушая наставления учителя... ничего, он выдержит...

   До ушей Сат Ока начали долетать голоса. За закрытыми веками возникли цветные всполохи. Сейчас нужно быть особенно внимательным. Вместо страны предков Голубой Зелы, зазевавшаяся душа запросто могла попасть в страшный Айд, где ей уже никогда не вырваться из нечистых объятий Марута - главы черного воинства проклятого Ибиса.

   Сат Ок запел громче, дергаясь всем телом и подчиняясь ритму.

   Он увидел поля, широкие, зеленые, на много стад поля. Он поднялся выше и увидел лес - верхушки деревьев образовывали сплошной ковер. Он поднялся выше...

   Рядом с Сат Оком появилась птица. Шаман присмотрелся - это был селез, да селез, только необычный. Вместо темного оперения птицу покрывали зеленые, красные, желтые... цветные и неправдоподобно яркие перья. Селез открыл клюв, но вместо карканья оттуда вылетел страшный рык. Сат Ок моргнул, на месте селеза летело уже две птицы. Обе необычно цветные. В следующее мгновение, птицы накинулись на него. Усеянными зубами клювами они принялись рвать тело Сат Ока. Вниз полетели кровавые куски плоти. Сат Ок закричал. Селезы подхватывали мясо на лету и поедали. Сат Оку казалось, они улыбаются. Неожиданно снизу, из зеленой шкуры леса прилетела стрела. Стрела была черная. Приближаясь, она выросла до гигантских размеров, навылет, стрела пробила одного селеза. Издав последний рык, кувыркаясь, птица понеслась вниз. Второй кинулся за ним... в этот момент Сат Ок очнулся.

   Шаман лежал рядом с догорающим костром. Маска неизвестно когда сдвинулась, и один глаз смотрел на осыпающиеся столбики сучьев. Дым давно покинул хижину сквозь многочисленные щели. Сат Ок тяжело дышал. Как всегда после камлания нестерпимо болела голова.

   Сат Ок сел. Что означало его видение? Селез - к переменам, но цветной селез? К тому же их было двое, и они рвали Сат Ока. Если его съедают – добрый знак, как съели в расцвете лет великого святого Мухама, дабы и после смерти он мог пророчествовать. Но стрела... Сат Ок попытался вспомнить, были ли у убитого селеза целы ноги. Если перебиты, то... нет, не вспомнить. Не этого он ожидал от камлания. Смутные близятся времена, смутные.

  

  

   5.

  

  

   И сказал Катан, поклонись мне, прими слово посланника Зеи, и займешь место у костра одесную, и будешь ногами моими, глазами моими, руками моими на землях племен.

   Но отказался нечестивый и ответил так: ни на земле, ни на небе, ни в воде нет никого, кто мог бы стоять надо мной.

   Ответил Катан - будет так. Отныне и до сошествия Спасителей, быть тебе, Ибис, владыкой самого черного подземного царства.

   И отверзлась земля, и Айд поглотил гордеца...

  

   Арх. Никодим "Антихрист, как он есть", изд. "Научная мысль".

  

  

   Позади живописно догорали остатки корабля. Дым, наверняка, виден за много миль. Словно бурьян на любимой клумбе, Сантин остервенело рвал растения. Энергии в этом невысоком, крепко сбитом теле был бездонный колодец. Дин старался не отставать, понимая насколько важно отойти от привлекающего внимание костра как можно дальше.

   Очередное переплетение веток загородило путь.

   - Да что это такое! Когда-нибудь же должен начаться нормальный лес! - Словас и сам не заметил, что говорит вслух.

   Леон не ответил, только сильнее запыхтел, вступив в неравный бой с изумрудной преградой.

   Дин подумал, может быть точно так же и его отец, прорывался сквозь непроходимые джунгли... горел корабль... может, это было совсем рядом...

   Он пропал, его отец капитан Йоханан Словас пропал без вести пятнадцать лет назад. Словно вчера, Дин до последней мелочи помнил тот день, последний день, когда он одиннадцатилетним мальчишкой провожал отца в последний полет. Кто ж знал, что последний...

  

  

   - Выше нос, звездный волк! - когда отец улыбался, в уголках глаз у него собирались морщинки. - Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

   - Капитаном, - буркнул Дин. В предстоящий полет он должен был отправиться вместе с отцом, тот давно обещал. Неожиданно экспедицию перенесли, они улетали почти на два месяца раньше. Дину предстояло закончить учебный год.

   - Не слышу! - несмелыми лучиками морщины поползли к пепельным вискам - отец рано поседел.

   - Капитаном, - не громче прежнего, вздохнул Дин.

   - То-то и оно. А капитаны никогда не плачут и не унывают!

   - Ага-а, - до этого Дин старался сдерживаться. Полноводными потоками соленые ручьи хлынули из глаз.

   - Что ты, сынок, - отец прижал его к себе. Прямо перед носом Дина блестела золотая пуговица с иглой звездолета. - В следующий раз обязательно, слышишь, во что бы то ни стало, ты полетишь со мной.

   Дин только шмыгнул носом.

   Отец снял белую фуражку с роскошной кокардой и нахлобучил ее на стриженую голову Дина.

   - Обещаешь? - из-под блестящего козырька Дин взглянул на отца.

   - Слово капитана, - серьезно ответил тот. - Мы отправимся с тобой вниз по кроличьей норе! - морщины вновь начали собираться у глаз. Отец подхватил Дина под мышки и поднял над головой. - Шалтай-болтай сидел на стене. Шалтай-болтай свалился во сне, - с этими словами, отец вместе с сыном повалился на диван. - Вся королевская конница!

   Хохоча, Дин забрался на него.

   - Вся королевская рать!

   - Не может Шалтая, не может Болтая.

   - Шалтай-болтая, Болтая-шалтая!

   - Шалтай-болтая собрать!

   Мужчины - большой и маленький, весело засмеялись. "Алису" впервые прочитал Дину именно отец. С той поры, она стала любимой сказкой Словаса. Дин частенько приставал к отцу, чтобы тот перечитывал те или иные фрагменты, пока не выучил чуть ли не весь текст наизусть. Они даже разработали что-то вроде своего языка, или игры, используя стихотворения из понравившейся сказки.

  

  

   Хрустнула ветка, возвращая Словаса к реальности.

   В тот последний полет отец вез экспедицию на Дагон.

   Никто так и не смог ответить на вопрос, что случилось с кораблем и его экипажем. Конечно, было расследование, спасатели облазили близлежащее пространство, сканировали и прощупали джунгли... Еще одна загадка Дагона... очередная тайна космоса...

   - Тише, - Леон замер и поднял руку.

   Дин прекратил терзать растения и отер липкий пот. К чему он прислушивается? Вокруг столько шумов, что выделить один...

   Казалось, ударил гром, совсем рядом. Коричневая ветка, в палец толщиной, упала на голову Дину... сбитая выстрелом.

  

  

   6.

  

  

   Доктор устало поднялся с колен, отряхивая растянутые на тех же коленях брюки.

   - Ну? - похожий на бульдога, вставшего на задние лапы, начальник полиции Тит Лэвис смотрел без обычного недовольства. При знаменитом характере Лэвиса такой взгляд можно было истолковать, как нежный.

   Старательно отыскивая на измятых штанах стрелки, доктор пожал плечами.

   - Нам повезло, обычно от таких ничего не остается, взрывают себя, или еще что...

   Лэвис шумно фыркнул, то ли сомневаясь в везении, то ли торопя докладчика.

   Доктор огляделся. Труп графа Броуда убрали, вокруг бурого пятна изломанной линией извивался силуэт.

   - Хотя череп и поврежден, на оставшихся частях хорошо видны характерные шрамы... - что он еще мог сказать. То, что смерть наступила в результате огнестрела в голову... - По картотеке пробивали? - неожиданно для себя, спросил доктор.

   Первую минуту Лэвис хотел возмутиться... подумав, махнул лопатообразной рукой.

   - Ничего. Устроился на завод за две недели до выступления, паспорт поддельный, на планету последние пять лет не прилетал, до этого на ней не жил - в базе данных не числится, - Лэвис снова махнул рукой. - Черт побери, откуда они такие берутся?

   Доктор согласно кивнул.

   Не мудрствуя, они называли их Зомби, хотя термин не вполне соответствовал, но как-то же надо называть. Преступления, а особенно убийства с применением Зомби в последнее время стремительно набирали обороты. Как сказал Лэвис, никто не знал, откуда они берутся и каким образом попадают на планету. Внешне обычные люди, или инопланетяне, они жили, работали, разговаривали, пока в один не очень прекрасный день... Почти единственное, что полиции удалось узнать - цена. Один Зомби стоил двадцать тысяч кредиток. Сумма не маленькая, но и не настолько значительная, чтобы при надобности его не смог приобрести более-менее зажиточный человек. Наемному специалисту за ликвидацию фигуры, подобной покойному графу пришлось бы заплатить на порядок выше. А так - никаких хлопот. И что самое главное - ничто не ведет от Зомби к заказчику. Почти единственный признак зомбируемого - небольшие шрамы на черепе. Самое страшное во всей этой истории было то, что Зомби когда-то были людьми, обычными людьми. Ходили на работу, мучились от проблем... Пока их ввозят, неизвестно как, но ввозят... Пока... То, что удалось одному, может повторить другой. Если "фабрика" Зомби заработает на самой планете... на других планетах... Если в Зомби можно превратить любого... того же начальника полиции Лэвиса... Доктор покосился на шефа. Нет, Лэвиса, пожалуй, не получится. Наука имеет свои пределы.

   - Черт побери! - снова произнес начальник.

   - Да, - поддержал его доктор.

   Что он еще мог сказать?

  

  

   7.

  

  

   Колокольчик над входной дверью жалобно звякнул. Дин Словас оторвал взгляд от дневной газеты. Вошедшим оказался крепко сбитый субъект, ниже среднего роста, одетый в дорогой шерстяной костюм. Густые рыжие волосы, хотя их и старались пригладить, имели на этот счет собственное мнение, отчего голова незнакомца походила на стриженую верхушку порыжевшего одуванчика.

   Дин поспешил навстречу редкому в этот час клиенту.

   - Что желаете? Могу показать местные товары, или мистер ценитель инопланетного искусства?

   Незнакомец смерил Дина внимательным взглядом. Словас знал, что он увидел. Худого, двадцати шести летнего молодого человека, одетого, как и клиент в прекрасно сшитый, недешевый костюм. Дорогие костюмы - его спецодежда, как у рабочего робы, или у доктора - халат. Продавец, он же владелец антикварного магазина обязан выглядеть презентабельно, подстать продаваемым товарам.

   Остался ли доволен незнакомец, представшей картиной, сказать было нельзя. Маленькие, близко посаженные глаза ничего не выражали.

   - Для начала я бы хотел осмотреться, - голос оказался низкий, с хрипотцой, удивительно приятный - настоящий мужской голос.

   Дин сделал широкий жест, мол, как желаете. Он не стыдился, в его лавке, действительно, было что посмотреть и из чего выбрать.

   Осторожными шагами клиент двинулся вдоль экспонатов. Дольше всего он задержался у небольшой скульптуры, вырезанной из черного дерева. На неровной площадке лежал одетый в скафандр космонавт - одна рука вытянута в сторону, как бы отбрасывая валяющийся неподалеку шлем, вторая прижата к груди; между пальцами торчит оперенное древко стрелы. На лице, повернутом к зрителю - мука, боль и... тоска. Дину самому нравилась эта композиция. Дитя цивилизации - ее венец, покоривший космос и добравшийся до недосягаемых звезд, умирает на одной из покоренных планет, бесконечно далеко от дома, от рук дикаря, от оружия бронзового века...

   - Мне порекомендовали вас, как человека способного помочь... - заговорил незнакомец.

   Дин вежливо улыбнулся, но промолчал.

   Оставив произведения искусства, посетитель подошел вплотную к Дину.

   - Вы слышали об убийстве графа Броуда? - не дождавшись ответа, незнакомец криво улыбнулся. - Понимаю, глупый вопрос, кто о нем не слышал. Дело в том... человек, который убил графа, тот смертник... - незнакомец глубоко вздохнул. - Это мой брат.

   - Брат? - Словас почувствовал себя немного глупо. Он не священник, чтобы выслушивать откровения. Да и не полицейский.

   - Понимаю ваше замешательство. Я открылся, чтобы, так сказать, поняли, мною движет отнюдь не... праздное любопытство, или э-э-э другие мотивы.

   Дин покачал головой. Пока он понимал, что ничего не понимает.

   - Он пропал, мой брат, разумеется, больше года назад. Мы и раньше не так часто виделись, но, поверьте, регулярно звонили друг другу, переписывались... вот. И вдруг, год назад... ничего. Поначалу я не особо беспокоился, мы совершеннолетние, самостоятельные мужчины... Сам я не с этой планеты, да и брат тоже. Наш дом довольно далеко отсюда. Совершенно случайно, на одном из каналов новостей, я увидел... Если сказать, я был в шоке, это не сказать ничего. Мой брат... Зомби...

   - Мистер...

   - Сантин, - кивнул посетитель, - Леон Сантин.

   - Мистер Сантин, я сочувствую вашему горю, однако вы обратились не по адресу. Почему бы вам не пойти в полицию...

   - Вы шутите, - серьезно сказал посетитель. - Полиция который месяц бьется над загадкой Зомби и по прежнему знает столько же, сколько в начале расследования. А именно - они не знают, откуда те берутся, как попадают на планеты и кто за всем этим стоит.

   - Вы будете удивлены, но я не знаю тоже.

   Леон Сантин поднял руки.

   - Я и не утверждаю, что знаете. Но я слышал, впрочем, об этом известно всем, за определенную плату можно приобрести Зомби, своего собственного Зомби - человека, готового к выполнению любых поручений хозяина. Думаю, также был куплен и мой брат. Мне не важно, кто его купил, я не собираюсь расследовать убийство графа, меня интересует, кто его продал, кто за всем этим стоит, кто его сделал таким...

   - Понимаю, - Словас по-прежнему мало что понимал. - И даже одобряю это желание, но я-то здесь при чем?

   Сантин сделал несколько нетерпеливых шагов по лавке.

   - Мистер Словас, вы держатель антикварного магазина. Ваши знакомства, связи в определенных кругах... Нет, не так! Наверняка, у вас бывали, или есть клиенты, запросы которых... словом, которые желали приобрести товары, я имею в виду произведения искусства, ввоз которых на планету... не то, что запрещен, но, скажем, связан с определенными трудностями...

   - На что вы намекаете! - почти натурально возмутился Словас.

   - Поймите меня правильно! - посетитель вновь поднял руки. - Я не таможенный инспектор, ваш бизнес - это ваше дело. Но не для кого не тайна, что если легально провезти тот, или иной экспонат, заплатить поистине грабительский налог на антиквариат, то половине, если не всем магазинам, подобных вашему, придется попросту закрыться. Впрочем, это тоже не мое дело. Гипотетически, если бы вы проводили подобные операции, наверняка у вас имелись знакомые, так сказать, посредники в определенных гм, кругах. Обратись я к ним напрямую, меня никто и слушать не станет, поэтому я пришел к вам - законопослушному гражданину. Пришел со своей бедой. Помогите, ради брата! Естественно, не даром. Вы - деловой человек. Я - тоже. Десять тысяч кредиток, надеюсь, приемлемая сумма. Здесь нет криминала. За эти деньги я не требую ничего особенного, просто сведите меня с нужными людьми, и все. Остальное - моя забота.

   Сантин был прав. Действительно, Дин несколько раз он совершал сделки, доставая клиентам проблемные для ввоза товары. Хотя, этим все грешили.

   - Мистер Сантин, я вас не знаю, и ничем подобным никогда не занимался! - посетитель хотел возразить, Дин движением руки остановил его. - Но у меня есть знакомые - это не преступление. Мой знакомый весьма влиятельная в определенных кругах личность. В газетах его имя часто упоминается в связи с наркотиками, торговлей оружием. Не знаю, насколько они правы, и не хочу знать. Если вас не отпугивает подобная репутация, так и быть, я сведу вас. Дальше - ваше дело. Если этим он не промышляет сам, то почти наверняка знает нужных людей. Вас устраивает такая сделка, мистер Сантин?

   - По рукам! - посетитель поспешно закивал, отчего солнце заиграло в его рыжей шевелюре.

  

  

   8.

  

  

   - Идиот! - Раф Танан был не в духе, а когда шеф не в духе. С ним лучше не спорить.

   - Да, сэр, - для пущей убедительности, Сагит опустил голову и шмыгнул носом. Так как он недавно подхватил насморк, звук получился что надо.

   - Меня окружают одни кретины!

   - Да, сэр.

   - Прекрати! Чего проще, уничтожить корабль на орбите, слышишь, уничтожить. Знал бы. Занялся сам! Навести прицел, и нажать пуск, это должен был суметь даже такой непроходимый тупица, как ты!

   - Я нажал, - напрягая ум, Сагит отыскал аргумент в свою защиту.

   - Ах, он нажал! - Раф подскочил к Сагиту, так что тот увидел красные прожилки на белых склерах шефа. - Нажимать может обезьяна, или манкурт Профессора, а уничтожить, это от корабля не остается ничего. Вот был он, а теперь нет. Ни-че-го! Понятно!

   - Я уничтожил.

   - Что же тогда, по-твоему, опустилось на планету? Как ты думаешь, для чего я отдал приказ стрелять по проклятому кораблю?

   - Вы босс, вам виднее...

   - Чтобы он не сел на планету, идиот! А он сел, именно сел!

   - Я попал, корабль дымился и все такое, он просто упал, это... подстреленный.

   - Корабль не птица! - Танан снова перешел на крик, впрочем, шеф особо не сходил с него. - Он не может упасть с околопланетной орбиты! Его кто-то направил на Дагон, он садился.

   - А больше было похоже, что падал. И дым. Упасть с такой высоты, там точно одни жмурики.

   - Надо же, мы начали думать - опасное занятие, может войти в привычку. Если бы ты развеял чужака еще в космосе, как я и приказывал, тогда, действительно, можно было бы говорить о том, что никто не выжил...

   - Ну не знаю, босс, вы это, как его... преувеличиваете.

  

  

   9.

  

  

   - Сволочь! - Дин Словас, старательно обминая товары, бегал по тесному помещению лавки. - Я не хочу, слышишь, не желаю иметь с этим делом ничего общего!

   - Но мой брат... - Леон Сантин сейчас выглядел уже не столь уверенно, как при недавней встрече с Джиглгерри.

   - К черту! К черту тебя! К черту твоего брата! И всю вашу семейку, тоже к черту! Мне плевать, понимаешь, пле-вать! Я умываю руки.

   - Ты не можешь...

   - Еще как могу! Это ж надо додуматься - Дин Словас покупает наркотики! Никогда в жизни больше никому не сделаю добра! Я сейчас же позвоню Джиглгерри и скажу, что мы передумали. И катись ты со своими деньгами...

   - Не делай этого.

   - Интересно почему? Ты подставил меня!

   - Я был вынужден. Я не знал, что за тип твой Джиглгерри. Заговори я с ним сразу о Зомби, почти наверняка, он указал бы на дверь. Требовалось завязать знакомство, начать с чего-то обычного для его уха. Он привык, что люди приходят к нему за наркотиками, вот я и...

   - Вот ты и впутал в это дело меня. Спасибо, нечего сказать. Что там еще припасено? Дабы завоевать доверие начнем пробовать их, или продавать на улице?

   - Нет.

   - Не-ет? Интересно почему? А ты подумал о том, что у меня здесь бизнес, нормальная жизнь, в конце концов. Не шикарная, но нормальная! Что будет, если полиция найдет в этой лавке несколько килограммов криэка?

   - Джиглгерри вообще поначалу аратчился. Ты стоял далеко и не все слышал. Мне пришлось солгать, что я твой брат, и что мы вместе задумали это предприятие. А что оставалось? Единственная ниточка к убийцам рвалась на глазах...

   - Брат! Ты сказал, брат! Ты не знаешь Джигги. Так мы не договаривались, я должен был свести вас и все! Дальше - твои проблемы. Уговоришь - хорошо, не удастся - ищи другие варианты. Но теперь...

   - О полиции не волнуйся, - Сантин устало опустился на дубовое, инкрустированное слоновой костью кресло - не меньше пяти тысяч кредиток. - Как только наркотики окажутся у нас, мы их уничтожим. Деньги не проблема, для меня главное добраться до тех, кто связан с Зомби...

   - К черту полицию! Если что пойдет не так, если те с Зомби окажутся дружками Джигги, он придет ко мне, понимаешь, ко мне! - Дин уже кричал. - Джиглгерри ни за что не поверит, что я не знаю, где ты. Мне конец, - Словас опустился на карточный столик орехового дерева. В тон сказанному тот жалостно заскрипел.

   - Я заплачу тебе, - солнечные лучи занялись любимым делом - играть бликами в рыжей шевелюре. - Пол миллиона кредиток. Ты сможешь уехать отсюда, начать новое дело, или просто жить на проценты. Мне нужна, очень нужна твоя помощь.

  

  

   10.

  

  

   На заплетающихся ногах Йоханан двинулся прочь от черной громады корабля. Жар обшивки "Королевы Востока" ощущался даже на приличном расстоянии.

   Шатаясь, из покореженного люка начали выбираться уцелевшие люди. Искаженные ужасом, болью и лишенные всякого выражения лица, рваные одежды, из свежих ран сочится кровь. Они были готовы упасть прямо здесь, но разогретая трением об атмосферу обшивка гнала их туда, за границу выжженной земли.

   Йоханан обернулся, эллипс "Королевы Востока" наполовину ушел в землю. Видимо, в последний момент таки сработали тормозные дюзы, иначе они оказались бы на дне приличного кратера в окружении поваленных на много миль деревьев.

   Едва достигнув зеленой зоны, люди без сил падали на траву. Верный долгу, над раненными уже хлопотал Низам Махди - судовой врач. У доктора самого была разбита голова, на криво наложенной повязке озорным мазком импрессиониста росло алое пятно.

   Как он умудрился просчитаться? Любой капитан, во всяком случае, летающий в этом секторе, знает о, так называемых, «вспышках», ну, или научнее: солнечных бурях Дагона. Ученые до сих пор бьются над причинами и последствиями этого явления, ни один аппарат не выдерживает колоссального напряжения, возникающего во время бури. Даже аборигены Дагона прячутся от нее в укрытия... "Королева Востока" попала точнехонько в эпицентр. Последнее, что Йоханан помнил, как он во все горло орал, отдавая приказ к развороту... очнулся он уже на Дагоне, в разгромленной, поставленной на попа рубке с кровавым вкусом во рту.

   Впору радоваться - они первые из людей, кто угодил в бурю... и выжил.

   - Капитан, - поправляя сползшие очки, к Йоханану приблизился Низам Махди, - мне нужна помощь, капитан, я не справляюсь.

   Из люка продолжали выпадать люди. Многие мужчины и женщины плакали. Йоханан увидел Карима Панова - главного инженера, тихо напевая, тот баюкал вывернутую под неестественным углом руку. Надо отдать должное, многие из экипажа, не дожидаясь команды, уже сориентировались, помогая выбраться пострадавшим. Рядом бестолково толкались ученые - члены экспедиции, большей частью мешая спасателям.

  

   Йоханан помотал головой. Не время для самобичевания, нужно организовать спасательные работы, разместить раненых, провести инвентаризацию уцелевших припасов, оборудования и... посчитать мертвых.

  

  

   11.

  

  

   Отчаянно защекотало в носу, Лиана не выдержала и чихнула.

   Глазастая келка, за которой наблюдала девушка, что есть духу, припустила по коричневому стволу дерева.

   - Уф-ф, - девушка с шумом выпустила воздух. Она потратила много времени, чтобы подобраться к зверьку и вот теперь... - Ну и ладно, - Лиана показала язык удаляющемуся пушистому хвостику, - я еще поймаю тебя!

   Девушка засмеялась. Она любила вот так, сама побродить по лесу, подсматривая за его забавными обитателями. За это ей частенько доставалось от матери.

   Лиана поморщилась.

   В последнее время за ней несколько раз пытался увязаться Пэк - сын старого Рукама. Пэк вообще начал вести себя странно. Раньше Лиана не особенно обращала внимание на плечистого с длинными русыми волосами парня. Насколько она знала, юноша относился к ней примерно так же. Но теперь... мало того, что он то и дело объявлялся у нее на пути, причем в самых неожиданных местах, так при этом, вместо обычного «привет», Пэк умудрялся краснеть полевым цветком и бормотать что-то невнятное под курносый нос.

   Поначалу это казалось забавным. Потом начало раздражать.

   Подруги говорили, Пэк влюбился.

   Лиана фыркнула.

   Любовь! Вот еще!

   Так можно дойти и до замужества! Нет, конечно, когда-нибудь она выйдет замуж... вот если бы Пэк был похож на Аллота - черные вьющиеся волосы, широкие брови, скулы... хотя нет, в Аллота и так влюблены почти все девушки племени. К тому же он ужасный задавака - возомнил о себе невесть что...

   Лиана и дальше бы думала, обсасывая возможных женихов, ей помешал резкий звук. За ним еще, потом еще... Птицы повзлетали с деревьев. Лиана по настоящему испугалась. Вспомнились истории, что любят рассказывать у ночных костров... о поджидающих неосторожных путников духах леса... шаман Сат Ок говорил, если они кого облюбуют, несчастным не сможет помочь и сам Зукифл - покровитель путников.

   Лес уже не казался столь приветливым...

   Что есть духу, девушка припустила к, вдруг, ставшей бесконечно далекой деревне.

  

  

   12.

  

  

   Выстрелы сыпались барабанной дробью. Восторженными зрителями свистели пули и приветственным фейерверком разлетались растрощенные ветви.

   Впервые в жизни Дин пожалел, что не родился карликом. Пролезть под тем пушистым корнем, спрятаться за бурый ствол дальнего дерева, а там... Да, Дин находился за стволом, слава богу, достаточно широком, он прикрывал стоящего боком Дина. Но недостаточным для душевного спокойствия...

   Какое, к черту спокойствие, когда тут такое!

   Сантин укрылся рядом, за похожим деревом. Периодически высовываясь, он потчевал противоположные кусты вспышками огня. Оказывается, у парня был бластер, а Дин и не знал.

   Планета явно отказывала путникам в гостеприимстве. Сначала корабль, потом это... Словас заметил шевеление кустов слева от себя.

   - Леон! - юноша указал на подозрительные заросли.

   Без промедления Сантин выпустил несколько зарядов. Раздался крик, из обоженных ветвей выпало тело. Разноцветная татуировка экзотической сеткой покрывала его от набедренной повязки до линии волос. Мускулистая рука сжимала ненужное покойнику ружье.

   Дин не поверил своим глазам.

   Воин!

   Убитый имел все признаки и явно принадлежал к племени Лесных Воинов. Но что?.. В этот момент Дина взволновало даже не то, почему аборигены ни с того, ни с сего ополчились на них. Откуда у Воинов оружие?! Та самая винтовка! Дин не очень разбирался в этом, но даже он понял, что винтовка была далеко не последней модели. Говоря попросту - старье.

   На планете, где пользовались исключительно луком, ножами и копьями это старье превращалось в грозную силу. Но каким образом?!

   Леон высунулся из укрытия и произвел очередной удачный выстрел. Из противоположных зарослей к зрителям вывалился очередной
Воин, сжимающий невозможное на этой планете оружие...

  

  

   13.

  

  

   - Передатчики разбиты! - капитан Йоханан Словас обвел глазами толпу. Меньше суток отделяет их от катастрофы. Многие уже пришли в себя. За спинами, в наспех разбитом лагере, мотался от палатки к палатке доктор Махди. - Почти все оборудование корабля также вышло из строя! Ни подчинить, ни взлететь мы не можем!

   Кто-то начал тихо плакать. Наверняка, кто-то из ученых - что с них возьмешь, к тому же руководитель экспедиции - профессор Доренко не пережил крушения. Вон они, на опушке редкого леса - два десятка свежих могил.

   - К сожалению, на Дагоне сейчас нет никаких экспедиций, придется надеяться на себя и ждать спасателей, - Йоханан откашлялся, не все так плохо, нужно ободрить людей. - Это примерно два месяца! Месяц на то, чтобы забеспокоились отсутствием сообщений от "Королевы Востока" и столько же займет полет от Дагона до ближайшей планеты. Итак, всего два месяца!

   У него получилось - безысходность на многих лицах сменилась надеждой.

   - Как я уже говорил, корабль полностью разбит, однако, по счастью, уцелело оружие и большая часть припасов, к тому же, как меня проинструктировали, местные животные и растения также подходят нам! - и это действительно редкая удача. Белковые структуры на многих мирах являлись для метаболизма землян настоящим ядом. - Мы будем жить охотой и собирательством. Если повезет, найдем Племя Равнин, тогда ученые даже смогут приступить к своим обязанностям, - еще одна ложка меда - для людей в трудном, их положении, нет ничего лучше работы. - Сейчас мне нужны люди, способные держать в руках оружие. Мы в незнакомой местности, поэтому, вокруг лагеря будет выставлен круглосуточный кордон, - к серому небу поднялось несколько десятков рук - экипажа и ученых. - У кого есть опыт охотника, прошу также отозваться, услуги понадобятся в самое ближайшее время.

   - Сэр, - вперед вышел атлетического строения мужчина в комбинезоне техников. Один рукав был оторван, с украшенного шрамами бицепса Йоханону подмигивал щербатый череп в короне. - Моторист второго класса Ежин Дублек, сэр. Если позволите, я могу взять это на себя.

   - Прекрасно, мистер Дублек, назначаю вас охотником гм, экспедиции. Оружие и остальное получите у суперкарго, отберите также для себя несколько человек, кого посчитаете нужным.

   Моторист кивнул.

   - На сегодня это все. Не занятых в охране, прошу помочь с разбивкой лагеря.

  

  

   14.

  

  

   Старина Джиглгерри стоял в облаке сигарного дыма. Смокинг "картофелины" на этот раз был ярко желтого цвета, отчего мафиози обрел сходство с гигантским лимоном.

   - Где товар? - Леон, как и Дин заметно нервничал. Покрытые рыжими волосами пальцы теребили ручку потрепанного саквояжа.

   - Где деньги? - Джиглгерри улыбнулся во весь необъятный рот.

   Сантин молча открыл саквояж.

   Джиглгерри махнул рукой. Парочка охранников, больше похожих на шкафы с ногами, внесла почти игрушечный, в сравнении с ними, контейнер.

   - Дин, я давно предлагал тебе заняться стоящим делом. Брат молодец, что уговорил тебя.

   Словас кивнул и посмотрел на "брата". Склонившись над контейнером, Леон профессионально пересчитывал небольшие пакетики с белым порошком.

   Инопланетянин с вытянутой крысиной мордочкой и такими же усами, из свиты Джиглгерри, не менее проворно сортировал кредитки.

   Джиглгерри не отводил блестящих глаз от обоих.

   Словас кинул взгляд за широкую спину "картофелины". Как и в первую встречу, там стояла парочка гуманоидов с цветастой татуировкой.

  

  

   15.

  

  

   И взял в жены Марут прекрасную Марджу, и сам Катан благословил их, и не было пары прекрасней под небесами...

   ... и сказала Марджа, разве ниже ты Катана, разве должен выполнять его волю, разве должен слушать его слова?

   Не устоял несчастный, внял сладкоголосым речам, и едва произнес он: ты права! Явился враг Ибис и тотчас забрал обоих: Марута и его жену в черный Айд.

   ... и поставил нечестивый Марута во главе воинства Айдова...

  

   "Мифы и верования западного рукава галактики" Т.5, стр. 237 "Дагон".

  

  

   Катан Верт находился со старейшинами в хижине совета, когда Лиана, дочь Вельвы прибежала с новостью. Перепуганную девушку сразу отвели к Верту.

   Тяжело дыша, несчастная рассказывала свою историю. Верт внимательно слушал. Одновременно в голове крутились совсем неожиданные мысли. Лиана, он помнил ее угловатой девчонкой с худыми ногами и торчащими ключицами, что любила мотаться вместе с ребятами в догонялки. Сейчас перед Вертом стояла созревшая девушка. Когда только успела?

   "Как время летит..." - думал Верт. И это относилось не только к Лиане. Казалось, совсем недавно, он съел печень Катана Скута - предшественника Верта, боль от переломанных ног не ушла, может, немного притупилась, стала привычной...

   - ... и тогда я побежала, - закончила девушка.

   Слушатели закачали седыми головами, Верт пошевелился, устраивая поудобнее изуродованные ноги.

   - Значит, непонятные звуки?

   - Да, как гром и часто, птицы взлетели с деревьев.

   - Далеко?

   - Гремело со стороны оврага и немного левее, там, где стоит большой дум.

   - Хорошо Лиана, ты можешь идти.

   Было видно, даже сейчас девушка испытывала ужас. Катан знал почему. Шаман Сат Ок говорил, когда гремит в лесу, это слуги Ибиса собирают свою кровавую жатву. Действительно, многие после этого не возвращались, а если и возвращались, то такими, как Пасат - некогда могучий охотник двадцать вспышек назад он пропал после грома. Когда вернулся, Пасат никого не узнавал, он стал, как ребенок. Шаман говорил - Аспок покарал его за то, что Пасат не достаточно почитал слуг могучего бога. На охотнике была печать Айда, и это было правда.

   Но Верт знал еще одну правду. Вождь соседнего племени, могучий Тур рассказывал ему, один из его людей видел, кто издает такие звуки.

   Большой дум и дальше - территория его племени. И никто не может без дозволения Верта ступить на нее...

   - Отберите два десятка мужчин, пусть возьмут оружие, - отрывисто приказал Верт, - мы выступаем.

  

  

   16.

  

  

   Сантин "снял" еще одного нападавшего. Дину оставалось только молча скрежетать зубами. Оружия у него не было, а стрелять из пальца юноша так и не научился.

   - Леон! Слева, за деревом! - кое что он все-таки мог - предупреждать напарника.

   Привычный Сантин крутанулся вокруг оси. Яркий луч прошил и ствол растения и того, кто стоял за ним.

   Даже не вскрикнув, абориген вывалился в поле зрения.

   Несмотря на численное превосходство, силы оказались примерно равны. Примитивные ружья не могли сравниться с бластером, для лучей которого почти не существовало преград. К тому же нападающие использовали весьма оригинальную тактику - они палили без разбора, большей частью мимо. Правда, без перерыва. При столкновениях с не ведающими огнестрельного оружия племенами, подобный способ ведения боя был убийственным. При первых же выстрелах, противники почти наверняка обращались в бегство... Однако против "цивилизованного", вооруженного бластером человека...

   Через некоторое время Словас заметил, что выстрелы стали звучать реже, и не истощение боеприпасов было тому причиной. С десяток, если не больше татуированных трупов окружало пятачок леса, где "окопались" они с Леоном.

 - Сзади!! - Дин заметил его в последнюю секунду, и то по едва заметному колыханию ветвей.

   Как только этому Воину удалось подобраться к ним? Наверняка, обходил по широкой дуге.

   Леон на мгновение замешался... прозвучал выстрел. Не отличимый от десятков подобных. Леон выстрелил в ответ - как всегда не промазал. Радостным воплем Дин ознаменовал небольшую победу. Напарник тяжело сполз на землю.

   На серой ткани комбинезона начало быстро расти бурое пятно.

   Странно, выстрелов больше не слышалось.

   - Леон!! - Дин кинулся к напарнику.

   В дыре с обоженными краями блестел золотой край жетона - пуля прошла рядом с ним.

   - Леон, - Дин не знал что делать, на губах у раненого алыми кружевами выступила кровавая пена.

   Аптечка осталась на корабле. Дин смутно помнил, при ранении в грудь, чтобы человек не задохнулся необходимо герметично закупорить рану. Но чем?

   Близлежащие кусты неожиданно громко зашуршали, длинные пагоны зашевелились - к ним кто-то приближался, приближался не таясь...

   Дин вырвал оружие из слабеющей руки и навел черное дуло на враждебную зелень.

  

  

   17.

  

   Заходите на сайт автора: http://laroy.um.la , там еще много интересного.

  

  

   Контейнер с содержимым, укором совести, стоял посреди лавки Словаса. Современная, сделанная из пластика вещь никак не желала вписываться в старинные интерьеры, как и ее содержимое.

   Крышка была откинута, в нетронутой белизне пакетиков Словасу виделись приговор суда, долгие годы за решеткой и дружелюбные сокамерники.

   - Что теперь с этим делать?

   За последние пять минут Дин в третий раз задавал Леону наболевший вопрос.

   Первым побуждением было опрокинуть контейнер в печь. Недавно возведенный, в угоду продаваемым товарам, покрытый слабо имитирующей старину плиткой и ни разу не испробованный камин только и ждал звездного часа.

   Останавливали две вещи: первое - Дин боялся отравиться парами, второе - привлечь ароматным дымом наркоманов со всей округи.

   Рядом с контейнером, Леон молча чесал затылок.

   Наконец он буркнул себе под нос что-то невразумительное, наклонился, взял несколько пакетиков, засунул их в карман и, не произнеся ни слова, покинул лавку.

   Дин остался стоять с открытым ртом.

   Он посмотрел на камин. Черт с ними, с наркоманами, пусть приходят...

  

  

   18.

  

  

   - Не-е-ет!! - Леон разлепил веки. Последнее, что он помнил - крик Дина, потом - звук выстрела, он спустил крючок в ответ...

   Было тяжело, очень тяжело дышать, просто сделать вдох, грудь жгло огнем.

   Сантин вспомнил удар... неужели в него попали? Он потерял сознание?..

   Но где он сейчас? В плену?

   Мужчина лежал, и его слегка покачивало. Глаза слушались, но с трудом. Леон огляделся. Лес. Незнакомые люди, у них луки, копья.

   Дикари! Он в плену!

   Правая рука потянулась к карману комбинезона, где должен лежать бластер... карман, естественно, был пуст.

   А его жетон!

   Напрягшись, Сантин передвинул руку на грудь. Небольшая пластина отчетливо прощупывалась под тканью.

   Хорошо.

   Но где Дин?..

   Его ощутимо тряхнуло, и Леон в очередной раз потерял сознание.

  

  

   19.

  

  

   С пригорка открывался великолепный вид на лагерь. Дымящиеся костры с едой и хлопочущие возле них женщины. Мужчины под руководством Эмиля Исламбекова - первого помощника Йоханана, возводящие корявый частокол, рядом лес. Река, правда, далеко, ну да это ничего, Аким Хайдер - один из ученых обещал устроить колодец. Не шикарно, но обосновались. Команда Ежина исправно снабжает продовольствием, даже в избытке, два месяца продержаться можно.

   К лучшему, или худшему ни одного племени аборигенов они так и не нашли. Капитан был склонен считать, что к лучшему. Среди относительно мирных равнинных племен и прибрежных племен мутантов, на Дагоне жили и, так называемые, Лесные Воины. Сплошь зататуированные племена охотников, помимо загона дичи, развлекающиеся междоусобными войнами.

   Дублек докладывал, дичь в этих местах не пугана и почти не боится человека - верный признак - племена далеко, а значит, они не рискуют нарушить чью-либо территорию.

   Йоханан отогнал назойливое насекомое - вроде комара, кровь землян пришлась комахам по вкусу - полчища тварей одолевали людей с наступлением темноты. Отмахиваясь, капитан заспешил к лагерю.

  

  

   20.

  

  

   - Что, уже продали? - существо-картофелина Джиглгерри сидел в собственном роскошном кабинете. Кабинет, как и положено, находился в престижном деловом районе города. Ни дать, ни взять - преуспевающий бизнесмен добывает нелегкий хлеб в океане акул большого бизнеса.

   - Я по другому вопросу, - Леон присел на предложенный кожаный стул. Стул был дорогой, возможно из магазина Словаса.

   - А братец где? - отрезанный кончик сигары спикировал на роскошный ковер. Джиглгерри почмокал губами, предвкушая удовольствие.

   - Остался в лавке.

   - Ну, ну, - картофелина, наконец, запалил сигару и, блаженно закрыв глаза, сделал первую, самую сладкую затяжку.

   - Право не знаю, по адресу ли я обратился, - Леон отсунулся вместе со стулом от начавшего расползаться "ароматного" дымного облака. - На этот раз я бы хотел купить несколько специфический гм, товар.

   - Со мной ты можешь быть откровенен, как со священником. Мы же деловые партнеры.

   - Ну да, - Леон кашлянул. - Мне нужны Зомби. Пять штук.

   Джиглгерри не изменился в лице, впрочем, кто может читать по лицам инопланетян. Но дымить на какое-то время перестал.

   - Зомби?

   - Гуманоиды. Я понимаю, это не совсем обычный заказ.

   - И не дешевый.

   - И не дешевый. Деньги не проблема. Если не можете сами, подскажите к кому, я бы мог...

   Мафиози - совсем невероятно - вытянул сигару изо рта и внимательно рассматривал тлеющий кончик маленькими глазками.

   - Это не просто.

   - Я понимаю и готов заплатить за посредничество...

   - Не просто и дело не только в деньгах. Через месяц, да, через месяц я буду ждать тебя на нашем месте, там ты заберешь свой товар.

   Леон замер с открытым ртом.

   - Ага, то есть, конечно.

   К Джиглгерри снова вернулось его расслабленное состояние. Сигара заняла положенное место между необъятных губ.

   - Я деловой человек, бизнесмен и я не буду спрашивать, зачем другому деловому человеку понадобилось пять Зомби. У нас - деловых людей может быть много врагов.

   - Точно, - почти светская беседа.

   - Но скажем, если приплатить, один из Зомби может быть амфибией, ну, ты понимаешь, из этих, что живут и на суше и под водой. Чтобы ты там не задумал, такая покупка в любом случае очень ценна. И будет стоить это всего-навсего в два раза дороже, против обычного.

   Потрясенный Леон кивнул.

   - Уговорили, пусть будет один амфибией. Но только один.

   - Обижаешь. Воля клиента для нас - закон!

  

  

   21.

  

  

   - Идут! Идут! - первыми, как всегда, из лесу выскочили дети.

  

   Совсем недавно Лиана и сама бы побежала с галдящей ватагой вперед...

   "Девушка, особенно, если она хочет выйти замуж, не должна так себя вести!" - в последнее время ее мать повторяла эту фразу слишком часто.

   Вместе с остальными Лиана толкалась у опушки, там, где начинались первые хижины.

   - Ну, что там? - под ребра больно уткнулся острый локоток Челки.

   - Плохо видно, - Лиана попыталась отпихнуть подругу, но та только сильнее сморщила свой покрытый крупными веснушками нос и осталась стоять нерушимым деревом дум.

   Первыми показались носилки. Четверо молодых мужчин, обливаясь потом, тащили на них Катана Верта.

   Катан хмурил брови. В ответ на приветственные крики, он помахал соплеменникам. Лиана немного побаивалась Катана - всегда такой серьезный...

   За ними показались еще одни носилки, наспех сплетенные из лиан. На них... на них кто-то лежал...

   Наиболее любопытные вытягивали шеи и щурили глаза. Невысокая Челка запрыгала рядом с Лианой.

   - Ну говори, говори, что ты видишь?

   - Пока ничего, наши, вроде, все целы, а еще... ах!

   - Ну что, что?..

   Рядом со вторыми носилками шел... чужак! Лиана никогда не видела этого человека. Высокий, худой юноша; короткие темные волосы, измученное лицо...

   Когда отец был еще жив, он садил Лиану себе на колени и рассказывал истории о пришлых. Когда-то, говорил он, пришлые жили среди нас. Они приходили издалека и приносили удивительные вещи. Отец клялся, что однажды видел пришлого... издали. Всякий раз, когда он это говорил, мать хмыкала и произносила что-то вроде:

   - Ну, ну...

   Но Лиана верила отцу.

   - Какие они, пришлые? - спрашивала она. От слова веяло тайной.

   - Страшные! Каждый в два раза выше самого рослого мужчины, у них большие круглые головы и по четыре руки... - потом отец смеялся и говорил, что они такие же, как мы, только носят странные одежды и по чудному разговаривают.

   Тот, кто шел рядом с носилками был в странной одежде. Лиана никогда не видела такой, она закрывала незнакомца с ног по самое горло.

   - Пленник! - процессия подошла ближе и Челка, наконец, удовлетворила свое любопытство. - Они взяли в плен Воина!

   - У Воинов татуировки, - тут же возразили девушке. - А у этого нет.

   - Тогда из другого племени.

   Тем временем, колонна дошла до хижины Катана. Внутрь внесли самого Катана и вторые носилки, за которыми неотступно следовал чужак, следом вошло сопровождение...

  

  

   Деревня гудела роем насекомых.

   Люди разбились на кучки, обсуждая событие.

   Вокруг Лианы собралась самая многочисленная группа.

   - С тебя все началось!

   В дальних рядах девушка заметила курносое лицо Пэка и симпатичное Аллота.

   - Давай, рассказывай!

   Повторяя свою историю, каждый раз с новыми подробностями, Лиана дулась от важности.

   - Ну, значит, иду я по лесу.

   - Дальше!

   - Не томи, дальше-то, что было?

   - И вдруг... гром! Потемнело, тучи, солнц не видно!

   - О-о-о! - вытянутые лица опасливо покосились на безоблачное небо.

   - Потом ветер! Листья шуршат...

   Из нижних рядов во всю мощь заорал ребенок.

   Любопытствующие взрослые живо выпихнули малыша из круга.

   - Ну и...

   - Зверье забегало! - Лиана сама искренне верила в то, что рассказывала. Девушке уже казалось - это чистая правда, и именно так все и было.

   - И ты испугалась? - раздался насмешливый голос с задних рядов. Кажется, это сказал Садан.

   - Мне было страшно, - важно кивнула Лиана, - но я спокойно вышла из леса и пошла к Катану...

   - Видел я, ты неслась, словно за тобой гнались духи леса!

   Люди опасливо переплели пальцы рук - жест, отводящий злых духов.

   - И вовсе я не бежала, - надула губы Лиана. - Ну, может, немножко торопилась. Зато я знаю, кто такой чужак.

   - Кто? - мнения уже ходили, одна противоречивей другой.

   - Это пришлый! - важно произнесла девушка.

   Толпа заволновалась. О пришлых слышали все.

   Совсем некстати из хижины Катана начали выходить воины.

   Забыв про девушку, племя поспешило атаковать прямых участников событий.

  

  

   22.

  

  

   - Как это вы их еще не нашли? И ты посмел явиться с этим ко мне!

   Кровавое Копье сильнее сжал холодный приклад ружья. Он Воин, он не должен оправдываться, никто не может говорить так с Воином... никто, кроме Босса Танана.

   - Для чего мне ты и твои люди, если вы не можете выполнить приказ! - Босс Танан кричал всегда, но Кровавое Копье все равно никак не мог привыкнуть к этому.

   - Лес большой, много деревьев, много стад...

   - А ты хотел, чтобы они высадились у тебя перед хижиной? Хотя сомневаюсь, что ты и тогда хоть что-нибудь нашел!

   Кровавое Копье покраснел - оскорбить Воина!.. Но нет, Босс Танан дал им ружья, они стали самым могучим племенем округи. Соседи трепещут при одном упоминании имени Кровавого Копья, он должен слушаться Босса Танана...

   Если бы не огненная коробка, как же ее... бластер на боку у Босса Танана и у его людей, они говорили бы совсем по другому.

   - Как ты велел, я послал лучших, мои воины не вернулись, прошло много времени, они не разожгли сигнальный костер...

   - Ради бога, - поморщился Босс Танан, - я же дал вам рации.

   - Злые духи живут в черных коробках. Сладкоголосыми речами они хотели заговорить Воинов, они притворялись другими Воинами, но Кровавое Копье убил их! Всех! - воин гордо вскинул татуированное лицо. - Жаль от этой битвы не осталось шрама.

   - Опять! Я не раз показывал, вы сами согласились пользоваться рациями!

   - Босс Танан могучий воин, духи слушаются его, духи боятся огненной коробки Босса Танана.

   - И ты тоже боишься, - напомнил Босс Танан. - Ладно, твои люди пропали, что дальше?

   - Я сам поведу воинов, я пришел сказать об этом Боссу Танану.

   - Давно надо было. Чужаки должны, слышишь, должны быть пойманы. Если убьешь, не вздумайте есть, принесешь мне их трупы, и... Копье, не разочаровывай меня. Помни о Боссе Профессоре и о том, что случается с непокорными.

   Рука снова сжала приклад.

   - Да, Босс Танан.

  

   Раф Танан смотрел вслед удаляющейся татуированной спине. Он видел, как блеснули глаза этого дикаря после последней фразы. Неблагодарные ублюдки! Он дал им оружие, сделал почти непобедимыми, а этот троглодит никак не укротит свою спесь.

   Опасно, слишком опасно.

   Раф решил, когда Копье вернется, наказать его. В конце концов, вокруг достаточно племен способных поступиться чем угодно, ради обладания могуществом пришлых.

  

  

   23.

  

  

   - Получайте, гады! - отполированный до зеркально блеска автоматический пистолет подрагивал в мускулистой руке. Одновременно с плевком дула, серебристой бабочкой выскакивала стреляная гильза.

   Дин нагнулся как можно ниже и даже накрыл руками голову.

   Словно трассирующие пули к мускулистому обладателю пистолета полетели сгустки энергии. Словас впервые видел импульсные скорострельные бластеры. Они походили на пистолеты, какие продают в магазинах игрушек. По виду никак не скажешь, что смертельное оружие.

   Пистолет умолк.

   Его хозяин, некоторое время, недоумевая, пялился на дыру в собственно животе, после чего усталым путником рухнул на пол.

   - А-а-а, сволочи-и-и!! - с того края выпустили очередную очередь. Надо сказать, там и не прекращали. По части стрельбы обе стороны проявляли невиданную щедрость.

   Крики, выстрелы, стоны. Грохот.

 И он среди этого.

   Рядом с Дином поливал огнем противоположный конец коридора Леон...

   А ведь день начинался так хорошо. Они встали, перекусили, после чего отправились на встречу с Джиглгегги. Сантин должен был забрать своих Зомби, Дин получить обещанные денежки и оставить Леона самого разгребать мусорку под названием жизнь.

   Пять Зомби, вместе с "картофелиной" и его людьми, ждали в условленном месте.

   Дину было немного не по себе смотреть на безразличные лица бывших людей...

   Потом началось это...

   Откуда-то появились люди в бронежилетах. Много людей. Они крикнули, что Джиглгерри и его подручные арестованы. Джиглгерри ничего не крикнул, он просто открыл огонь.

   Теперь группы рассредоточились по противоположным концам коридора, с ученическим прилежанием стреляя друг в друга.

   Называлось это, что в лоб - что по лбу, или из огня - в полымя, или... В голову почему-то лезла всякая ерунда. Наверное, потому, что эту самую голову невозможно было даже поднять, не говоря уже о том, чтобы убежать, уйти, уползти от кошмара подальше.

   Если победят люди Джиглгерри, его просто убьют, или чего похуже, но в конце все равно убьют. Кто в своем уме поверит в непричастность Дина? Если верх одержат правоохранительные органы, его арестуют. Последнее, конечно, заманчивее смерти, но неопределенность срока заключения за покупку наркотиков и людей немного настораживала.

   Слабо утешало, что Словас был не единственным, попавшим в переплет.

   Предмет сделки - те самые Зомби, испуганно забились в угол, не догадываясь уползти с линии огня.

   Хотя уже не пять. Один лежал, не подавая признаков жизни. Почти перед лицом Дина оказались огрубевшие ступни с красивыми розовыми перепонками.

  

  

   24.

  

  

   Острый конец сухой ветки больно впился в спину. Лиана поерзала. Голоса, казалось, были далеко. Стараясь даже не дышать, девушка прижалась сильнее - собственное дыхание заглушало говоривших.

   - Плохо, очень плохо, смутные времена, смутные. Приспешники Ибиса собирают кровавую жатву. Ты разозлил духов леса, забрав причитающееся им. Духи будут недовольны. Зукифл - покровитель путников не сможет заступиться за детей Аспока.

   - В лесу осталось полно трупов! Трупов Воинов! Духам хватит!

   В ответ забормотали что-то непонятное.

   Ухо Лианы буквально срослось с плетеной стеной хижины.

   Девушка сидела здесь уже довольно давно - а все ее любопытство.

   Там, в селении, вернувшиеся мужчины, в который раз пересказывали собственные подвиги во время лесного сражения. Может из желания узнать побольше, а скорее из-за собственной дурости и полудетского озорства, Лиана подобралась к хижине Сат Ока, едва увидела, как туда же ковыляет Катан Верт.

   - Ты убил Воинов. Плохо, - шелестящий голос принадлежал шаману Сат Оку.

   Девушка поежилась. Если Катана она побаивалась, то рядом с Сат Оком испытывала настоящий ужас. Маленький, сухой, а глаза, кажется, видят даже мысли. Шамана боялись все. Только Катан Верт мог спорить с Сат Оком.

   Лиана вжалась в стену, стараясь не пропустить ответ Катана. Любопытство оказалось сильнее страха.

   - Воины зашли на наши земли! Они не спросили разрешения! Священный закон на моей стороне.

   - Смутные времена, смутные. Законы, оставленные Первым Катаном уже никто не чтит.

   - Ты не все знаешь, старик. Это были не простые Воины. У них было оружие, убивающее громом.

   - Слуги Марута! - взвизгнул шаман.

   Лиана отпрянула от стены. Она слышала про этих Воинов. На последнем празднике урожая, когда племена собираются вместе... Лиана поежилась. Праздник был омрачен. Нинк - вождь Гудонов рассказал о племени Монен. Воины - слуги Марута пришли в него, они многих убили, а кого не убили, увели с собой. Нинк говорил, неизвестно что хуже.

   Девушка была близка к тому, чтобы задать стрекоча. Любопытство вновь взяло верх.

   - Теперь ты понимаешь Сат Ок, Воины со своим страшным оружием добрались и до наших земель, - говорил снова Катан.

   - Убей, убей чужаков, и духи смилостивятся над нами. Аспок защитит детей своих от происков нечистого! Духи предков....

   - Духи предков не помогли Моненам.

   - Пришлые хуже Воинов. Сила их исходит из самого Айда. Кто принимает дары пришлых, навеки теряет свою душу. Давно, давно, когда моя спина была прямая, а члены подвижны, на наших землях уже жили пришлые. Сначала люди возрадовались, люди думали, сбываются пророчества, пришли спасители, дабы забрать истинно верующих на священную Зею. Но нет. Притворившись посланниками Аспока, коварные пришлые, подобно Ибису увлекали неокрепшие души в темные чертоги Айда!

 - Я тоже помню пришлых, старик, хотя и был ребенком. Они просто жили среди нас. Разговаривали, подносили дары...

   - Подношения нечистого! Прикоснувшийся к ним оскверняется навеки! Заклинаю тебя, Катан, убей, убей спасенных пришлых!

   - Нет, Сат Ок. Я должен защитить племя. Я видел, пришлые сражались против слуг Марута, они побеждали. Знания пришлых намного превосходят наши. Мы окажем им гостеприимство, и если они нам помогут, научат, как противостоять темным Воинам, это будет лучшее подношение духам предков.

   В ответ долго молчали.

   Девушка уже начала беспокоиться - если шаман с Катаном выйдут и застанут ее здесь...

   - Хорошо, - наконец зашелестел Сат Ок, - я буду говорить с духами предков. Но если они скажут, что нужно убить пришлых, ты сделаешь это.

   Сколько Лиана не прижималась, ответа Катана она так и не разобрала.

  

  

   25.

  

  

   Йоханан Словас смотрел на чистый лист бумаги. Сиротой, рядом примостилась авторучка. С некоторых пор он начал вести дневник - капитанская привычка. Ничего особенного - скупые факты, однако в отличие от корабельного журнала на белых страницах нет, нет, да и проскакивали мысли, эмоции Йоханана.

   Чистый лист звал и пугал одновременно. Скоро три месяца, как они на Дагоне. Для паники рановато, но среди людей уже начали бродить ненужные разговоры. Йоханан, как мог, старался подбодрить собратьев по несчастью, но вечерами, оставаясь один на один с девственными листами дневника, задавал сам себе тот же вопрос: почему нет спасателей?

   Бессонными ночами в голове прокручивались десятки вариантов: не хватает кораблей, спасательный звездолет сам попал в беду, даже самое невероятное - галактическая война и далекому руководству стало не до них. Иногда он мучился до утра, периодически погружаясь в неспокойный сон, путая сновидения с явью. Сколько не суши голову, реальность не менялась - спасателей не было.

   С некоторых пор, основным занятием людей стало смотреть в небо. Не покажется ли долгожданный след? Люди надеялись. Нет ничего хуже ожидания.

   Как рациональный руководитель, Йоханан должен думать о будущем. Готовиться к худшему. Что если спасатели так и не появятся? Совсем!

   Привезенной с собой еды хватит на год, максимум на полтора. В растениях и животных Дагона отсутствовал какой-то элемент, или соединение. Йоханан не очень разбирался в биохимии. Единственное, где соединение имелось - организмы аборигенов, ну и еще людей... Проклятого вещества требовалось миллиграммы, но при его отсутствии, организм поедал сам себя. Сначала, кажется, отказывали мышцы, потом печень, желудок, почки - в обилии пищи человек умирал от истощения...

   Что делать? Есть друг друга, как поступают аборигены? Или отыскать тех же аборигенов и начать употреблять в пищу их? Правда, неизвестно подойдут ли?

   Кричащей чистотой Йоханана притягивал к себе белый лист.

  

  

   26.

  

  

   Начальник отдела Межпланетных Экономических Преступлений Лаврентий Шпильман хмурил идеальной формы брови под дорогой стрижкой, барабанил ногтями с идеальным маникюром по полированной крышке стола и вообще всячески пытался выразить свое недовольство.

   - Продолжайте, специальный агент.

   Леон Сантин не особенно любил этого напыщенного, расфуфыренного хлыща. Но начальство, как и родителей, не выбирают.

   - Хорошие новости то, что Джиглгерри нам удалось взять с поличным. Наркотики, торговля людьми, контрабанда - остаток жизни парень проведет на окраинных планетах, работая на благо правительства.

   Господин Шпильман картинно вздохнул и пересунул несколько папок по поверхности стола.

   - Джиглгерри всего лишь звено, одно звено цепочки. Не пройдет и нескольких месяцев, как его место займет другой, третий... Мне нужно начало цепи, понимаете, специальный агент. Если так можно выразиться, голова змеи, мозг. А не кончик хвоста. Откуда берутся Зомби, кто их производит, как доставляет на планету. Может у них есть база, склад... не думал, что придется объяснять вам элементарное.

   Леон подавил почти добродушный рык.

   - Джиглгерри ничего не знает. На него вышли год назад. Все переговоры велись по закрытому каналу. Собеседника он не видел. Наркотики, Зомби. Деньги перечислялись на счет. Товар забирали в космосе.

   - Ну-ка, ну-ка, об этом поподробнее.

   - Примерно раз в месяц, Джиглгерри со своими людьми летал на Угрюмую - необитаемую планету в соседней звездной системе - три дня лету. На орбите его ожидали контейнеры с товаром. Как они туда попадали, Джиглгерри не знает, да и не пытался узнать. Условия его устраивали.

   Начальство снова нахмурило выщипанные брови.

   - Два месяца работы под прикрытием, тысячи кредиток...

   - Сэр, осмелюсь заметить, деньги, что мы изъяли у Джиглгерри во время обыска, с лихвой покрывают...

   - И все в пустую! - Лаврентий Шпильман сделал ударение на последнем слове. - Мы там же, где были до начала расследования. Этот ваш мафиози, он не может скрыть информацию? Надеюсь, к нему применяли, э-э-э, действенные методы допроса?

   - Сэр, мы знаем столько же, сколько и он.

   - Хорошо, то есть плохо! Эта планета Угрюмая, вы летали туда?

   - Наши люди обыскали всю систему. Ни следа тайных лабораторий или поселений - Угрюмая вообще необитаемый мир. Соседние планеты Деймос - температура на поверхности достигает нескольких тысяч градусов, второй Фобос - поверхность вязкая, к тому же непрерывные бури...

   - Довольно, довольно. Вот что, оставьте в том секторе засаду. Парочки кораблей, думаю, будет достаточно...

   - Уже сделали, сэр.

   - Вот как, гм, лучше нужно работать, лучше! От меня требуют результатов, а я их буду требовать от вас.

   - Я понимаю, сэр.

   - Меня интересует не понимание, а конкретные плоды работы. Можете пока идти... - Леон развернулся. - Да, все материалы по делу передадите специальному агенту Ройсу.

   - Но сэр! - от возмущения Леон потерял дар речи.

   - Материалы передадите Роберту Ройсу, это приказ, специальный агент Сантин. Если до сих пор не научились как следует работать, потрудитесь хотя бы выполнять приказы начальства. Вы свободны.

   - Есть сэр! - Леон покинул кабинет. Что он мог - только хлопнуть дверью.

  

  

   27.

  

  

   Были также проверены, прилегающие к предполагаемому маршруту следования "Королевы Востока" районы, после чего экипаж приступил к обследованию планеты Дагон.

   Следов приземления космического корабля в атмосфере не обнаружено. Опрос аборигенов, предпринятый по инициативе доктора Р. Куттыбаева, дал отрицательный результат. С орбиты проведено стандартное и повторное сканирование восточного и не заселенного западного материков.

   На других планетах системы...

  

   Из отчета спасательной экспедиции звездолета второго класса Аварийно Спасательной Службы Потерпевших Кораблекрушение (АССПК). Подписано: командир корабля М. Громов, бортврач Р. Куттыбаев, оператор Г. Лисов.

  

  

   Пряный дым, радуясь отсутствию вечного соперника - ветра, плел затейливые кружева.

   Маска заняла положенное место, и рыбьи пузыри размыли стены и обстановку хижины.

   Сосуд с опитом, руки заметно дрожали, и проклятая пробка коварным духом Карнун ускользала от цепких пальцев Сат Ока. Отчаявшись, шаман привычно выдернул пробку зубами.

   После последнего камлания прошло меньше десяти дней, но это ничего, это даже правильно.

   Пряная влага опалила горло.

   Сейчас начнется!

   Шаман запел.

   Цветные пятна плыли перед глазами. Было приятно любоваться ими, но вот пятна сложились в картину.

   Он снова летел. Сат Ок почти всегда летал в своих видениях. Привычно мелькали зеленые кроны леса, сливаясь в сплошной ковер.

   В зеленой шкуре леса мелькнула проплешина - поляна. Сат Ок начал спускаться. Две черные точки превратились в могучих яров. И без того не маленькие, эти звери были поистине огромны. Сат Ок никогда не видел таких.

   Один яр лежал на боку, между ребер торчало обломанное древко копья. Второй стоял над ним, печально свесив увитую двумя парами волнистых рогов голову.

   Шаман замер на противоположном конце поляны.

   Раненный зверь доживал последние мгновения. Здоровый поднял голову. Глаза зверя встретились с глазами Сат Ока. Медленно развернувшись, яр пошел на него. С каждым шагом. Животное двигалось все быстрее, вот он бежит, а в следующее мгновение уже несется во весь опор.

   Комья черной земли вылетали из-под копыт. Атакуя, яр опустил голову, острые концы рогов смотрели прямо на Сат Ока.

   Шаман испугался, он хотел убежать. Ноги, словно приросли к земле. Не в силах оторвать глаза от стремительно приближающейся смерти, Сат Ок чудом умудрился кинуть взгляд вниз. До половины его туловище было обвито кольцами гигантской змеи - шаман узнал асида. Но асид не душит свои жертвы, он кусает... руки, его собственные руки превратились в шипящие головы, пасти были открыты, на кончике ядовитого зуба дрожала капля зеленого яда. Головы атаковали, позволяя изумрудным каплям влиться в вожделенное тело...

   Сат Ок очнулся.

   Снова кошмар!

   В последние камлания, ему все чаще виделись кошмары.

   Два яра, несомненно, чужаки, и атака одного из них, означает, что они опасны для Сат Ока...

   Но его руки... змея, кусающая сама себя.

  

  

   28.

  

  

   Воздух с хрипом вырывался из приоткрытого рта раненного.

   Занавешенные стены хижины являли разительный контраст их современным, пусть и грязным комбинезонам. Словас нащупал под одеждой теплый пластик бластера. Заряд находился почти на нуле, но присутствие оружия успокаивало.

   Леон начал метаться, раскидывая не первой свежести шкуры, которыми их снабдили заботливые аборигены.

   Итак, они в племени Равнин. Знания о Дагоне наконец-то пригодились Словасу.

   Им повезло, очень повезло, если забыть благополучно сгоревший звездолет и дыру в груди напарника. Из трех видов племен, обитавших на планете, так называемые племена Равнин были наиболее дружелюбны, во всяком случае, так твердили многочисленные книги, посвященные Дагону. Оставшиеся группы: загадочные Мутанты и Воины, являлись не лучшим вариантом для потерпевших крушение людей.

   На заре освоения планеты, не один и не два исследователя поплатились жизнями за то, что пытались наладить отношения с последними. В данное время, исследовательский бум пошел на убыль, если не сказать больше.

   Насколько знал Словас, последняя экспедиция на планету была отправлена пятнадцать лет назад, и вез ее... его отец.

   Отец!

  

  

   Они стояли в прихожей квартиры, в одном конце мать с одиннадцатилетним Дином, напротив Михаил Громов, Раф Куттыбаев и Говард Лисов - дядя Миша, дядя Раф, дядя Говард - друзья отца, не один раз засиживающиеся с ним до полуночи на их небольшой кухоньке... спасатели, только что вернувшиеся с Дагона.

   - Мы, - несмело начал Михаил, и широкие, затянутые в китель, плечи космического капитана в одно мгновение поникли, позволяя понять недосказанное...

  

  

   Вновь заметавшийся Леон не дал Дину всласть помучиться воспоминаниями. Шкуры в очередной раз были откинуты, и Дин поспешил укрыть напарника.

  

  

   29.

  

  

   Дверь камеры с легким шелестом отъехала в сторону. Шагая по пути прогресса, человечество упразднило металлические решетки и смотровые глазки. Их место заняли пластик и видеокамеры. Первый - тверже стали, вторые - недремлющие и вездесущие.

   На пороге стоял Леон Сантин. Что-то изменилось в знакомом облике. Помятый дорогой костюм на опущенных плечах уже не смотрелся столь респектабельно; уставшие, красные от недосыпания глаза, даже огонь шевелюры, кажется, потускнел.

   - Выходи.

   Дин поднялся с койки. На Леона было жалко смотреть, но с каким удовольствием Дин заехал бы сейчас по этой веснушчатой физиономии. Он втянул Дина в это дело, по милости этого человека Словас сидит здесь, рисуя картины будущего одна мрачнее другой...

   Оставив дверь камеры открытой, Сантин развернулся и, не оборачиваясь, затопал по коридору.

   Дин за ним.

   Странно, конвоя не наблюдалось.

   Так же, не оборачиваясь и не говоря ни слова, он провел Дина по многочисленным коридорам и переходам. У одной из дверей Леон показал дежурному мятую бумажку, после чего Дин с провожатым вышли под голубое небо, в центре которого желтым мазком красовалось жаркое полуденное солнце.

   Леон тяжело опустился на стоящую здесь же, у входа, скамью.

   Дин осторожно занял противоположный конец.

   - Я агент, - глядя перед собой, начал Сантин, - агент Бюро. Два месяца назад, после нашумевшего убийства графа Броуда, мне поручили заняться делом зомби...

   - Сукин сын! - честно и ясно произнес Словас.

   Леон даже не пошевелился.

   - У меня не было выбора. Для крупной операции, как всегда, не хватало денег; начальство в центре, как всегда, требовало результатов... нужно было найти кого-нибудь, кто смог бы ввести меня в мир преступников, помочь завязать знакомства...

   - И ты нашел дурака в виде меня!

   - Мы запросили информацию у коллег из антикварного контроля. У них были подозрения, но с поличным тебя взять не могли. Вообще, они дали несколько кандидатур, на выбор...

   - А на твою удочку о брате попался один я.

   - Ну... в обще-то, да.

   - Сукин сын!

   Желание съехать по физиономии Леона не уменьшилось, даже напротив...

   - В последнее время, в нашем секторе в несколько раз увеличился приток контрабандного оружия, предметов искусства, наркотиков, ну и конечно Зомби. Увеличился на порядок. Мы оставили далеко позади соседей. Таможенники, галактический патруль, полиция с ног сбились. Твоего Джиглгерри давно подозревали, но чтобы прижать, нужно было взять с поличным.

   - И как, взяли? - Дин старался говорить, как можно ехиднее.

   Леон вздохнул.

   - Меня отстранили. Все материалы велели передать другому агенту.

   - Почему?

   - Взять-то мы его взяли, а вот результатов... ноль. Но ты не волнуйся,я тебя провел по документам, как информатора, так что свой процент от изъятых у Джиглгерри денежек, ты получишь. Не пол миллиона, конечно, но тоже – вполне приличная сумма. К тому же, если согласишься выступить на суде против Джиглгерри, можем включить в программу защиты свидетелей. Новое место жительства, новые документы, даже новое лицо, если пожелаешь.

   - Дудки!

   - Я знал, что ты не согласишься. Да это и не важно. И без тебя, у нас на Джиглгерри кое чего наберется.

   Они помолчали.

   - Удалось выяснить, откуда берутся Зомби? - вопреки здравому смыслу, Дин начал чувствовать к Леону нечто вроде симпатии.

   Тот покачал головой.

   - Не знаю, поможет ли это. Один из Зомби, что доставил для тебя Джиглгерри, у него между пальцами были перепонки.

   - Ну и что? Да подобных мутаций по всей вселенной... не говоря уже о пластической хирургии.

   - Может быть, но телохранители, у Джиглгерри, с татуированными лицами, помнишь?

   - Допустим.

   - Возможно все это ерунда, но... я знаю одну планету, где водятся подобные аборигены...

  

  

   30.

  

  

   "Сто двадцать шестой день после крушения. Сегодня опять вышла стычка с Ежином Дублеком. На этот раз, охотник заявил, что раз мы застряли здесь неизвестно насколько, а женщин на всех не хватает, мужчины должны спать с ними по очереди. Говорил он достаточно громко, не заботясь о том, что слышат сами женщины и их мужья. Действительно, женщин у нас вполовину меньше. Кто бы мог подумать, но в данный момент это основная проблема. Уже несколько раз, на почве взыгравших гормонов, возникали потасовки. Пока, к счастью, без жертв, но все дело времени. Скорее бы появились спасатели - пишу эти строки и с трудом убеждаю себя, что они все-таки появятся.

   Три дня назад приходила Алисия Робертс - жена Александра Робертса - ученого, сказала, что беременна. Что я мог ответить? Алисия, как и я знает о проблеме с едой. Если нас не спасут - мы умрем.

   Ежин Дублек уже несколько раз намекал на общем собрании, пока, к счастью, без ультиматумов, что раз он главный добытчик экспедиции, неплохо бы ему занять место капитана. То бишь, мое. Хочется послать все к черту - может он прав.

   Никогда не думал, что основные трудности на малознакомой планете возникнут не со стороны местных жителей, или диких зверей, а именно внутри коллектива.

   Где эти проклятые спасатели!"

  

  

  

   31.

  

  

   - Не-е-ет!!! - на этот раз Леона окружали ветки. Переплетение сухих ветвей напоминало стену корзины.

   "Я внутри корзины?!" - выскочила нелепая мысль. "Дин, но где Дин!" - глаза лихорадочно забегали в поисках молодого человека. Руки, в тоже время, привычно обшаривали неподвижное тело.

   Бластер по прежнему отсутствовал. Пластина жетона также оставалась на месте.

   - Дин! - звук, вырвавшийся из глотки, походил на имя напарника меньше всего. - Ди-ин!

   Призраком из окружающего тумана выплыла худая физиономия.

   - Леон, живой! Тебе лучше?

   Если бы мог, Сантин засмеялся бы в ответ. Ему лучше? Да выжатый скрягой лимон чувствует себя лучше.

   Последние события со всей ясностью всплыли в мозгу. Он на Дагоне и он - ранен. Судя по всему - тяжело.

   - Словас! - ослабшие пальцы вяло вели неравный бой с застежками комбинезона. Наконец они поддались, и теплый металл жетона приласкал ладонь. - Словас, возьми его.

   - Нет, Леон, прекрати! - расплывчатое лицо плавало в белесой дымке.

   - Возьми его.

   - Не возьму, сам выздоровеешь и...

   Только этого ему не хватало! Рискуя ежесекундно потерять сознание, уговаривать благородного до упрямства мальчишку.

   - Возьми этот чертов жетон! - Леон с силой толкнул металлическую пластину туда, где, по его мнению, должны были находиться ладони Словаса. Куда-то попал. - Я так и не успел подать сигнал. Сделай это. Узнай, кто за всем стоит, и делай... его... это... удачи... парень... - все-таки сил оставалось слишком мало, спор отнял последние. Плавающее лицо затянулось темной дымкой.

  

  

   32.

  

  

   Приборы рубки мирно гудели, кокетливо подмигивая цветными огнями.

   Пока Словас рассказывал про Дагон, Леон ни разу не перебил его.

   По окончании повествования, некоторое время оба молчали.

   - Если ты ошибаешься, просто не знаю, что мне делать, - пальцы Сантина теребили материю комбинезона.

   - Спрашивали Джиглгерри, откуда у него татуированные?

   - Подарок, - Леон взбил отросшую шевелюру, - говорит, подарок друзей. И все.

   - Не густо.

   - Ага, - рука снова потянулась к комбинезону на груди. - Дин.

   - Чего?

   - Спасибо тебе.

   - ... э-э-э, не за что.

   - Я обманул тебя, а ты мне помогаешь. По моей милости, тебя едва не убили, а ты... словом, я твой должник.

   - Учту, - Словас улыбнулся.

   Леон не смог сдержаться, и на веснушчатую физиономию выплыла ответная улыбка.

   - Тебе было совсем не обязательно лететь вместе со мной.

   - Не обязательно, но разве можно тебя оставлять самого.

   - Кто бы говорил!

   - Если серьезно, я рад возможности попасть на планету. Ты со своим заданием просто подвернулся, сам я бы, может, никогда и не решился.

   - Отец? - Сантин, конечно же, читал досье Дина.

   Юноша кивнул.

   - Думаешь найти следы?

   - Да нет. Вряд ли мне повезет больше, чем профессиональным спасателям... Не знаю. Просто чувствую, я должен побывать на той планете. Последний долг, что ли.

   - Для психоаналитика твоя голова настоящая золотая жила. Кстати, теперь ты можешь позволить себе подобное удовольствие.

   - Ну уж дудки!

   Рука Леона прекратила терзать одежду. Мужчина решительно расстегнул молнию, на светлой ладони оказалась блестящая пластина - чуть толще кредитки и примерно такого же размера.

   - Дин.

   - Ну?

   - Ты знаешь, мы летим на свой страх и риск...

   - Тебе не кажется, что уже немного поздно отговаривать меня.

   - И проделать весь путь в одиночестве? И не думал. Просто... ты знаешь, что это такое?

   - Похоже на визитку.

   - Почти угадал. Это жетон специального агента.

   - Уж не та ли штука, которую обычно тычут под нос плохим парням копы в сериалах. И еще кричат: "Вы арестованы!!"

   Леон захохотал, настолько зверскую рожу скорчил Словас.

   - Надеюсь, ты не собираешься отдать его мне, в знак братания и вечной признательности. То есть я был бы польщен, но...

   - Погоди Дин, будь серьезным. Если со мной что-нибудь случится...

   - И думать забудь!

   - Не перебивай! Если со мной что-нибудь случится, возьмешь его. Это не просто жетон, это еще и электронная карта. Все что нужно - вставить его в пульт передатчика, вот сюда, - Сантин указал на щель, из которой торчала пластина электронного ключа, - и набрать код, я тебе потом скажу, а ты постарайся запомнить.

   - И что?

   - Это сигнал о помощи. Экстренный сигнал. Услышав его, все близлежащие военные корабли обязаны на полной скорости следовать в заданный квадрат.

   - Леон, ты меня пугаешь.

   - Использовать только в крайнем случае. И я надеюсь, очень надеюсь, нам не придется воспользоваться им.

  

  

   33.

  

  

   Один из работников зазевался, нога попала в вентиляционную решетку - человек упал, подмяв десяток стеблей с уже начавшими округляться коробочками.

   Разряд жезла надзирателя, и невезучий затрясся в агонии, смешно дергая конечностями.

   Раскрытые в хохоте пасти людей - звуки не проникали сквозь прозрачные стены теплиц. Очередной разряд - к радости собравшихся несчастный снова выписал собственным телом замысловатый крендель.

   Раф Танан сошел с обзорной площадки и двинулся по прозрачному, как все здесь, переходу.

   Посещение теплиц всегда действовало на него благотворно. Живые деньги! Здесь они росли прямо из земли, под жаркими Дагонскими солнцами. Конечно, почву приходится постоянно насыщать необходимыми элементами, а пластик стен отфильтровывает вредное излучение, но в остальном Дагон почти идеально приспособлен для выращивания сальна. Да еще и аборигены. Понятно, работники бывают и получше, но зато этих можно достать в неограниченном количестве.

   Переход привел Рафа к пластиковым дверям. Строгая надпись "Научная" не располагала к частому посещению.

   Раф ввел код - двери отъехали в сторону.

   Вырастить сальн - не главное, и даже переработать созревшие плоды в модный криэк - тоже далеко не главное. Кто бы мог подумать, что в их век сверхсветовых скоростей и межзвездных перелетов, главным, как всегда, окажется доставка. Именно, доставить, донести товар до потребителя. Звездные государства блюли границы пуще чести красавицы жены, соревнуясь в ужесточении законов и расширении полномочий пограничного патруля. Куда катится мир? Благородная профессия контрабандиста стала едва ли не опасней космической разведки.

   Именно в этом аспекте им, как никогда, повезло с Дагоном.

   У дверей Профессора, как всегда торчала пара верных аборигенов. Неподвижные лица, пустые глаза, только едва подрагивающие ноздри говорят о том, что перед ним не восковые изваяния.

   - Профессор, гм, у себя?

   Статуи молча сделали шаг в сторону. Экономные движения - отсутствие эмоций. Даже Танану было не по себе в присутствии телохранителей Профессора. Остальных они просто повергали в ужас.

   Дверь спряталась в стене, Раф переступил через порог.

  

  

   34.

  

  

   Острый конец сухой ветки царапал плотно прижатое ухо. На сей раз, ветка торчала из хижины Катана.

   Лиана, конечно же, понимала, что поступает нехорошо, девушка просто ничего не могла с собой поделать. Чужаки настолько захватили ее, что вот уже второй день она металась между хижинами Сат Ока и Катана Верта.

   - ... твоему другу плохо, очень плохо... - говорил Катан Верт. Он и трое рослых мужчин некоторое время назад зашли в хижину.

   - Я знаю. Неужели, ничего нельзя сделать. У вас же есть шаман, может быть травами...

   - Мудрый Сат Ок разговаривал с духами. Жизненная сила твоего друга почти готова покинуть тело. Мы пришли помочь ему, пока не поздно.

   - Я не понимаю?

   - Мы не дадим потеряться душе в этом мире, мы поможем ей, она сольется с душами предков, вернется на родину душ, на Голубую Зею, где будет вечно блаженствовать...

   - О какой душе вы говорите? Он еще жив!

   - Да, нужно торопиться.

   Послышалась возня. Лиана пересунула ухо к небольшой щели, образованной занавешивающими вход хижины шкурами.

   - Нет, вы не мо!.. - кричал чужак, кричал так, словно от этого зависела его жизнь.

   - Мы поможем твоему другу.

   - Назад! Я не позволю!

   - Не мешай. Скоро будет поздно.

   Лиана пожала плечами, тут же получив за это острой веткой. Странные эти пришлые, Катан оказывает большую честь. Или тот настолько не любит раненого, что готов дать умереть, как животному, не пройдя ритуала. Лиана поежилась.

   Из хижины доносились звуки борьбы, крики. Наконец послышался удар, потом то ли вздох, то ли всхлип, голос, кажется, принадлежал пришлому.

   - Оставьте его, - снова говорил Катан. - Горе помутило его рассудок.

  

  

   Лиана успела вовремя отбежать от хижины. Шкура откинулась, и мужчины выволокли раненого чужака. Грудь слабо вздымалась - он был еще жив.

   Лиана присоединилась к зрителям.

   Пришлого аккуратно положили у ног стоящего перед хижиной шамана. Худые руки Сат Ока сжимали большой костяной нож.

   Под восторженные крики племени, Сат Ок размахнулся и всадил острие в левую половину груди пришлого.

   Племя взвыло.

   Вместе со всеми порадовалась и Лиана.

   Сзади, за спинами, под закопченным вертелом, несколько человек уже разводили костер.

  

  

   35.

  

  

   - Как с последней партией? - Профессор, как и положено человеку с таким именем всегда носил идеально белый и идеально наглаженный халат, надетый на безупречный костюм из дорогой ткани.

   Во всяком случае, Раф считал, что только так выглядят все профессора, других он все равно не знал.

   - Нормально, наш человек звонил, весь товар дошел в целости.

   - Прекрасно, прекрасно, - Профессор топтался у одной из установок в изобилии водящихся в лаборатории.

   Танан не любил здесь бывать. Вроде все чистенько, аккуратно, но целую стену занимали огромные резервуары, в которых плавали заспиртованные... люди. Ну, пусть не люди, а аборигены, какая разница. Вспоротые животы бесстыже выставляли свои внутренности, а вскрытые черепные коробки наводили на мысли о бренности бытия.

   - Я слышал у вас сложности.

   - А? - Танан оторвался от экспонатов лаборатории. На мраморном столе лежал абориген, череп обрит, абориген спал. Над ним склонился Профессор.

   - На Дагоне появились названные гости?

   "Откуда он все знает?"

   - Это не проблема, я занимаюсь, скоро все решится.

   - Ну, ну.

   Противоположный конец лаборатории был отдан под... ученый называл это "палаты", Раф, а с ним все остальные - "зверинец". Десяток комнат, вместо стен металлические решетки. Сейчас большинство камер пустовало, лишь в одной на аккуратно застеленной кровати сидел абориген. Худое лицо, отросший ежик волос и пустые глаза.

   - Когда будете связываться с клиентом, передайте, что к следующей поставке его заказ будет выполнен, и, мистер Танан...

   - Да, Профессор.

   - Постарайтесь не разочаровывать меня.

   Чего Рафу хотелось, так это сейчас, в этот самый момент всадить всю обойму в холеную рожу...

   Он покорно кивнул.

   - Я понял, Профессор.

   - Вот и хорошо. Этого, - рука в белом халате указала на единственного обитателя "зверинца", - можете забрать. Пустите под вспышку, для плантации он все равно не годится.

  

  

   36.

  

  

   Покрытым болезненными разводами шаром, планета вырисовывалась на экране.

   Леон лениво ковырял пальцем в пульте, для Дина же это был волнующий момент.

   Он столько лет стремился сюда!

   - Вот и добрались, - Сантин присоединился к Дину. - Симпатичное местечко.

   - Ага.

   - Вот только куда бы нам присесть.

   Пульт подал звуковой сигнал и заморгал одной из красных лампочек.

   Леон лениво щелкнул выключателем.

   - Кажется, к нам гости.

   Картинка на экране сменилась изображением приближающего объекта.

   Оба путешественника разом выдохнули:

   - Ракета!!

   Сантин кинулся к рычагам управления.

   - Держись!

   Повинуясь больше импульсу, чем приказу, Дин вцепился в одно из двух кресел рубки.

   В следующую секунду их тряхнуло. Времени для маневра почти не оставалось и снаряд, выпущенный неизвестными доброжелателями, таки попал в их корабль.

   Дин повалился на пол, больно стукнувшись головой о подлокотник. Сверху юношу припечатал Леон. Росту в нем было не очень, но вот веса...

   - Нам здесь не рады!

   Половина пульта беспорядочно мигала, вторая упорядоченно выпускала красивый дым.

   Отдавив руку Словасу, Леон поднялся с пола.

   - Из строя вышли связь и система жизнеобеспечения. Рули, по счастью, работают, но топливо мы теряем довольно быстро. Попробую сесть.

   - Давай, - Дин упал в кресло. Им повезло, дважды повезло. Во первых - ракета не разнесла корабль, второе - Словас не ошибся. Они на верном пути.

   Вот только сообщить об этом, увы, не могут.

  

  

  

   37.

  

  

  

   "Скоро месяц, как нас покинул Ежин Дублек. Звал всех с собой на поиски аборигенов, понятно с какой целью. Не ожидал, за ним последовала четвертая часть людей - мужчины, женщины. Даже Эмиль Исламбеков - первый помощник, моя правая рука. Я их не осуждаю - если людям хочется жить за это осуждать глупо. Тем более, что в лагере нет надежды. Дублек так и сказал: "А вы подыхайте!" Почти все оружие забрали с собой, все равно большинство бластеров истощилось, и мы давно пользуемся копьями и стрелами - совсем, как аборигены.

   За этот месяц умерло еще трое человек: Варвара Сотникова, Артур Хэйли и Сим Чанг, покойников обернули в ткань и закопали. Доктор сказал: "Они вернулись на Землю".

   Кладбище растет - надежды тают".

  

  

   38.

  

  

   Каннибализм Дагона, прежде всего, уникален тем, что имеет распространение на всей планете, среди всех групп племен, заметьте, абсолютно не схожих групп.

   Примечательно также и то, что ни одной из этих групп он не объясняется. Приведу пример - в наших мифах отсутствуют разъяснения, почему мы потребляем в пищу, скажем, мясо животных. Для диких пращуров это было само собой разумеющимся и не требовало дополнительных разъяснений. То же самое и на Дагоне - потреблять в пищу своих сородичей - нечто само собой разумеющиеся.

   Однако я отвлекся, вернемся к племенам. Всепланетный, точнее всематериковый, как вы знаете, на Дагоне обитаем только один материк, каннибализм, в свою очередь, наводит на мысль, что некогда аборигены Дагона жили одним, назовем его, Праплеменем...

  

   Из лекции проф. Е. Милого "Еда, как двигатель прогресса", факультет вегетарианства, Университет Общественного Питания.

  

  

   Голова болела нещадно. Дин открыл глаза - без изменений. Холодными щупальцами приползла ободряющая мысль: "Ослеп!". Тусклый ореол, окружающий дверь-шкуру, отогнал щупальца.

   Просто ночь.

   Ночь!

   Сантин!

  

  

   Борясь с тошнотой, Дин поднялся на ноги и заковылял к выходу.

   Скорее! Сантин!

   Как же он забыл, не подумал об этом! Еще одна загадка или, как говорили, изюминка Дагона. Ученые мужи в своих трактатах превозносили ее, едва ли не как величайшее достижение дагонской цивилизации. А он-то хорош - развесил уши!

   Почти никто из аборигенов на Дагоне не умирал собственной смертью. Причем добивали несчастного, свои же соплеменники при пособничестве скорбящих родственников и близких. Все племена Дагона были... каннибалами. Каннибалами навыворот. На старушке Земле, аналогичные племена старались уплести кого-нибудь другого; дагонские аборигены смыслом жизни видели, чтобы съели именно его. Умереть в лесу, поле, не важно где, собственной смертью, да еще и чтобы твои косточки не обглодали соплеменники, ничего хуже для дагонца было придумать нельзя. Только в исключительных случаях, провинившегося могли подвергнуть такому наказанию. Да и то, вина должна быть поистине космической.

   Вот и шкура.

   Дрожащая рука нащупала жесткий мех.

   Леон, по мнению аборигенов - не жилец. Гостеприимными хозяевами, не в силах помочь, они решили съесть гостя. Это честь. Большая честь и действительно более чем теплый прием.

   Шкура откинута.

   Площадка. Посередине тлеет костер. Не смирившиеся языки пламени, выхватывают добрые лица мужчин, женщин, детей...

   Над костром, на большом вертеле...

   - Нет!!!

   Расталкивая людей, Дин кинулся к огню. Он не видел ничего, кроме того, что поджаривалось над тлеющими углями.

   Он кричал.

   Люди шарахались от бесноватого.

   - Леон!! Нет!!

   На подступах подул ветерок, и его обдало жаром, вместе с запахом мяса.

   Словаса едва не вырвало.

   Он почти добежал, почти дотронулся до вертела.

   Кто-то схватил его сзади и оттянул от огня. Не глядя, Дин ткнул кулаком за спину. Попал. Хватка ослабла. Он снова кинулся к цели, понимая всю бессмысленность собственного поведения.

   На этот раз на Дина навалилось сразу несколько человек. Он вырывался. Кричал. Пытался лягнуть мучителей. Сыпал проклятиями...

   Удар... во второй раз за сегодня, мир померк для Дина Словаса.

  

  

   39.

  

  

   "Умерли еще пятеро - запавшие щеки, желтая кожа, горящие глаза - привычная картина. От остальных они отличаются тем, что не дышат. С некоторых пор дневник превратился в некролог, или посмертную перепись. О чем еще писать? Я просто фиксирую имена в слабой надежде, что когда-нибудь кому-нибудь это будет небезразлично. Помню, в детстве читал о подобных дневниках, заполняемых в дни войны, эпидемий.

   Страшно. Жутко. Хочется выть, кричать и кататься, нет, не от боли и, конечно же, не в страхе смерти - любой космический капитан со временем привыкает к костлявой. Бессилие - собственное бессилие страшнее скорой кончины.

   Они смотрят на меня голодными глазами, они носят на руках пергаментные тельца детей... Они ни о чем не просят и не упрекают - это страшнее всего. Мне кажется, я был бы почти счастлив, если бы мог быть там, со всеми, переложив ношу заботы о людях и голодные взгляды на другие плечи, просто ждать, когда перестану дышать.

   Каждый день, над завернутыми в ткань телами, я произношу какие-то слова - все что могу сделать для умерших. Каждый день, над свежей ямой, собираются почти все люди - единственное развлечение.

  

   Прошлым вечером, прогуливаясь, я наткнулся на свежеразрытую могилу. Трупа, понятно, не было. Непостижимо, как изменяются ценности, мировоззрение человека. Сам удивился, но меня это отнюдь не возмутило. Я просто пошел домой, взял лопату и закидал следы чужого падения. Они всего лишь хотят жить".

  

  

   40.

  

  

   Первое, что увидел Дин - глаза. Большие, похожие на угли - окошко зрачка почти сливалось с темной роговицей, затем между глазами проступил маленький носик, алые губки...

   "Я в раю, - подумал Словас, - любопытные ангелы уже слетаются".

   Личико опустилось ниже, белоснежные зубки закусили губу. Ангел внимательно рассматривал Словаса.

   На заднем плане проступило переплетение ветвей потолка хижины.

   "Дагон!" - подсказал мозг. Конечно же, он на Дагоне.

   Дин рывком поднялся на груде шкур, заменявших ему постель.

   Испуганной ланью, девушка отпрыгнула в противоположный конец хижины.

   Не убежала. Блестящие любопытством глаза насторожено продолжали изучать Словаса.

   - Ты кто? - вопрос не блистал оригинальностью, да и не так принято знакомиться с дамой.

   - Лиана, - то ли осмелев, то ли решив, что Дин не такой страшный, незнакомка подобралась ближе.

   Теперь Дин мог как следует рассмотреть ее. Длинные каштановые волосы, огромные глазищи, аккуратненький носик и, конечно же, губки. Перед ним стояла настоящая лесная нимфа. В своей грубой, домотканой одежде Лиана органично вписывалась в интерьер хижины. Невольно на ум пришли журнальные красотки, что любят рисовать, иллюстрируя рассказы о путешествиях на дикие планеты. В Лиане было что-то от них. Притягательная дикость и почти классическая красота.

   Дин поймал себя на том, что мысленно прикидывает на Лиану вечернее платье, макияж и сложную прическу. И в этом облачении, девушка смотрелась бы прекрасно.

   Наклонив голову набок, девушка также внимательно рассматривала его.

   - Это я нашла вас, - неожиданно произнесла она.

   - Что?

   - Я услышала звуки в лесу и сказала Катану, он взял мужчин и пошел в лес. Там он спас тебя и твоего друга.

   Друг!!

   - Что с другом? Что с другим? Что вы с ним сделали? - Дин вскочил с постели, но девушка была проворнее, заняв самый дальний угол.

   - Ты говоришь непонятно. Мы его съели.

   Дин опустился на ложе. Глупый вопрос. Конечно же, съели.

   - Это большая честь, - вылезла на свет Лиана. - Сам Катан Верт надкусил первый кусок и взял себе печень. Катан сказал, мы едва не опоздали. Еще немного, и твой друг перешел бы в страну духов, а тело так и осталось бы не съеденным. Его душа навечно осталась бы в нашем мире, скитаясь, подобно другим душам не съеденных. Каждый взял по кусочку - мы провели его, как достойнейшего. Правда шаман Сат Ок отказался съесть сердце, - девушка поежилась. - Я боюсь Сат Ока.

   Дин обхватил голову руками. Съели! Съели! И это прекрасное создание так спокойно говорит об этом.

   Глядя на жителей Дагона, забываешь, что перед тобой представители другого вида. Абсолютная схожесть аборигенов с людьми, поставила первых исследователей в тупик. Идентичность структуры белков и генов ввергла их в ступор. Быстренько выйдя из него, они начали сыпать теориями и гипотезами, число которых довольно скоро перевалило за тысячу.

   Что только не предполагалось. И общность жизни во вселенной, что все живое произошло из одного корня, и то, что земляне и дагонцы - результаты эксперимента некой древней галактической расы, и подпространственный туннель, перебросивший древних землян на Дагон, и забытая экспедиция эры первых звездолетов, когда перелет занимал десятки, а то и сотни лет.

   Многие пытались найти аналогии между дагонскими и земными мифами...

   Ажиотаж, как все в этом мире, прошел. Споры утихли, страсти остыли, баталии отгремели. Отыскав иные применения не дюжему уму, ученые мужи оставили Дагон в покое, причислив загадку к бесконечному сонму неразгаданных тайн вселенной.

   - С тобой все хорошо? - девушка подобралась совсем близко. Рядом с лицом Дина, сверкали любопытством ее глазищи.

   - А? Да. Просто... задумался.

   - Ой! - Лиана вскочила. Дин получил возможность рассмотреть пару стройных, изрядно исцарапанных ножек. - Мне идти нужно. Скоро вернется Катан, если он меня здесь увидит... - девушка хихикнула.

   - Я думал, ты дочь Катана, - в приключенческих романах всегда так и было.

   Девушка потрясла головой.

   - Пэк впустил меня. Он сегодня стоит на часах. Я ему нравлюсь, - девушка снова хихикнула, - вот он и впустил. Но надо бежать, а то обоим попадет.

   Тряхнув напоследок роскошной гривой волос, аборигенка выбежала из хижины.

   Гадая, была ли она на самом деле или являлась последствием ударов по голове, Дин глупо таращился на качающуюся шкуру.

  

  

   41.

  

  

   Быстрый Ветер шел на поляну совета в группе таких же, как он, молодых воинов.

   Вождь Большая Ладонь созывал все племя.

   Быстрый Ветер с завистью провел взглядом Свирепого Охотника. Седые волосы стянуты на затылке в тугой узел, на бронзовой коже нет свободного от татуировок места. Неповторимый рисунок - память о прошлых битвах. Рядом двигались Кровавый Воин и Рваное Ухо, как и Свирепый, старейшие воины.

   Как все молодые, Быстрый Ветер стыдился своей чистой кожи. Лишь несколько цветных полос на бедрах и одна - предмет особой гордости - на животе. Быстрый получил ее в прошлом году во время охоты на вупра. Клык раненного, но все еще полного сил зверя едва не распорол брюхо молодого охотника. Из раны еще текла кровь, а Ветер уже заботливо втер в разрез синий порошок плодов дерева индиг. Рана зажила - синяя полоса осталась.

   Заняв причитающееся им место в задних рядах, молодые воины уселись на вытоптанную землю, внимать речам вождя.

   В сопровождении старейшин Большая Ладонь - вышел в середину, образованного воинами круга.

   Вождь разменял пятый десяток, но даже теперь его мощная, в сетке цветных шрамов, фигура внушала уважение и пресекала малейшие мысли о выборах нового предводителя.

   - Пусть славится Великий Воин Дэджан, и да пребудет с нами сила его, - шаман Мудрый Нок, такой же здоровый, как Большая Ладонь, прокричал традиционное восхваление.

   - ...будет ...сила его, - невпопад, но от души подхватили воины.

   - Братья мои, - голос Большой Ладони был подстать сложению - сильный, зычный. - Духи Великих Воинов прошлого взывают к нам. Духи недовольны!

   Над площадью пронесся удивленный ропот.

   - Истинно, истинно говорю вам, - шаман Мудрый Нок - верный соратник и младший брат вождя, воздел мускулистые руки. - И было мне видение. Сам всемогущий Дэджан явился мне в блеске своем. Дэджан сказал, засиделись Воины. Давно была кровавая стычка. Племена Равнин забыли истинное место.

   Старейшины чесали седые затылки, а впереди сидящие воины важно кивали головами. Правду говорит общающийся с духами. Давно они не воевали со степняками.

   - Великий Воин Дэджан спустился с неба, силой взял себе жену и стал править на этой земле!

   - Да, да! - вслед за цветастыми воинами соглашались сидящие за ними.

   - И мы так сделаем! - слово вновь взял вождь. - Как делали наши предки, мы пойдем к племенам Равнин! Мы возьмем себе женщин! Мы возьмем добычу! Мы возьмем то, что по праву должно принадлежать нам!

   - Верно!

   - Верно!

   - Пусть знают свое место!

   - Они зажирели, но пришла пора показать, кто хозяин!

   - Хозяин!

   - Война! - как один, ревело племя.

   Вместе с остальными кричал и Быстрый Ветер. Наконец-то настоящее сражение, набег. Ветер только слышал про них. Он возьмет добычу, он возьмет себе жену. Дочери степей, говорят, прекрасные жены, если их обуздать. Быстрый Ветер — воин, он справится с женщиной.

   Посередине поляны, воздев руки к небу, стояли вождь Большая Ладонь и шаман Мудрый Нок - два брата.

   Воины повскакивали с земли и, потрясая оружием, восторженно улюлюкали.

   Ветер не знал, что там сказал дух Великого Дэджана, не пристало простому Воину думать, но набег им был нужен. Соседние племена Воинов слишком часто начали нарушать границы. Лес оскудел, дичи уже не хватало на всех. Да и оружие... У вождя Гурта была полоса. Тверже камня, острая с двух сторон, с удобной рукояткой. Она резала лучше любого бронзового ножа умельцев пригорных племен, не говоря о том, что была в несколько раз длиннее. Такое оружие принесли в их земли пришлые. Да с таким оружием... Быстрый представил, что бы он сделал, будь у него полоса.

   Пришлым нужны люди, они возьмут много пленных.

   Великий Дэджан - мудрый бог, не зря он явился шаману.

  

  

   42.

  

  

   - Великий Катан Верт, желает видеть тебя, чужеземец. Следуй за нами!

   По лицу говорившего - здоровенного детины, преисполненного важности порученной миссии, мало что можно было прочесть.

   Дина приглашали то ли для дружеской беседы, то ли на праздник племени с ним самим в качестве фирменного блюда.

   За загорелой спиной маячила пара аборигенов поменьше. Как раз достаточных, для пресечения мыслей о неповиновении.

   - Пошли, - попахивающая шкура, да и вся хижина в один момент стали несказанно милыми.

   На улице царило небывалое оживление: сновали дети, кричали на них взрослые, степенно передвигались отцы семейств.

   Зоркий глаз Дина обнаружил, что все движутся в одном с его конвоем направлении. Мысль о празднике обрастала доказательствами. Дин с трудом сглотнул возникший в горле комок.

   На окраине деревни, среди зеленой травы, зияло темное отверстие. Яма. Из дыры выглядывал конец деревянной лестницы.

   Внезапно Дин понял, что перед ним: схрон. Сказать, что Словас испытал облегчение все равно, что сравнивать победу в дворовом чемпионате с золотом межпланетных олимпийских игр.

   Все стало на свои места. И спешащие люди, и то, почему Катан вытянул его за деревню.

   - Скоро вспышка? - уточнил Дин у одного из сопровождавших.

   Абориген важно кивнул.

   - Это хорошо, - вряд ли дагонанин понял, что Дин имел в виду.

   Один раз в тридцать восемь дагонских суток, между Алголем и Мераком - двумя солнцами системы, происходила... вспышка. Аборигены, а вслед за ними и весь ученый мир называл это вспышкой. Что точно происходит между раскаленными гигантами, несмотря на болота осиленной литературы, Дин так и не понял. Обилие ссылок и специальных терминов вызывало ассоциации с тайнописью. Читая эти трактаты, Дин не мог отделаться от мысли, что и сами описывающие мало что понимали, скрывая собственное бессилие за стеной малопонятных обозначений.

   Говоря простым языком, между светилами проскакивало что-то наподобие молнии, как в динамо машине. Хотя это была, конечно, не молния. Огромное количество энергии расходовалось в непродолжительный момент. В видимом диапазоне, это проявлялось ярким свечением. Что творилось в верхних и нижних частях спектра, а также с волнами, частицами, даже физическими законами, Дин помнил с трудом. Точнее, вообще не помнил.

   Для аборигенов Дагона вспышка была смертельна. Чего нельзя сказать об остальной живности. Не то чтобы те купались в лучах, но не умирали. Еще одно доказательство не дагонского происхождения разумной жизни планеты.

   Вслед за сгорбленной старушкой, щурящей подслеповатые глаза, Дин спустился в схрон.

   Подобные убежища на время вспышки, были в каждом селении Дагона.

   Короткий и узкий коридор почти сразу открывался в огромное помещение. Деревянные балки поддерживали потолок. Конец землянки терялся в темноте - источником света служил коридор.

   - Садись рядом со мной, чужеземец, - раздался знакомый голос Катана.

   Дин двинулся на ощупь. Пока не привыкли глаза, он умудрился отдавить пару ног.

   В углу, на шкуре, заботливо устроив изувеченные конечности, сидел Катан Верт.

   Ломать ноги своим вождям сразу после вступления тех в "должность", наряду с каннибализмом, был еще один "варварский" обычай аборигенов Дагона. В отличие от поедания сородичей, перелом конечностей практиковался только в племенах Равнин. Почему они это делают, почему Катаны безропотно дают уродовать себя, какой прок племени от малоподвижного руководителя? Множество "почему" и "зачем", много больше, нежели ответов, но немногим меньше гипотез.

   - Не пристало чужакам сидеть рядом с Катанами! - Дин не сразу заметил, рядом с вождем, шевеление тьмы. На крысином лицее блеснули злые глазки. Шаман!

   - На мгновение Дин потерял связь с внешним миром. Он снова увидел Леона, еще живого Леона и этого старика. Жилистая рука привычно поднимает костяной нож...

   - Во время вспышки все равны, Сат Ок, и даже пришлые, - вернул к реальности голос вождя.

   Шаман зло зыркнул на Катана, но промолчал.

   "А ведь эти двое недолюбливают друг друга", - подумал Дин.

   В землянку пребывало все больше народу. Словас был вынужден сесть рядом с хозяином.

   - Всем ли ты доволен, чужеземец? Устраивает ли тебя наше гостеприимство?

   - Спасибо, вы много сделали для меня и... моего друга.

   - Твой спутник ушел. Теперь душа его отправится в мир душ - Голубую Зею, чтобы веселиться там до скончания веков, вместе с другими душами.

   Дин только молча кивнул.

   - Что мы можем сделать еще для тебя, чужеземец? Проси - ты гость.

   Дин почесал затылок, для лучшего осмысливания ситуации.

   - Воины, с которыми мы столкнулись в лесу, кто они?

   Вождь заерзал на шкуре, устраивая покалеченные ноги.

   - Слуги Марута! - зашипел шаман, они убивают во имя своего господина. Они уводят людей в темные земли...

   - У них было необычное оружие, откуда оно?

   - Коварный Марут дает рабам своим страшные силы. Но в час сошествия Спасителей, обратятся они против нечестивцев, презревших истинного бога!

   - Мы не знаем, чужеземец, - когда шаман выговорился, произнес вождь. - Не так давно они появились на наших землях.

   - Но хоть где они живут, вы знаете?

   - Далеко, там, где кончается лес, говорят, лежат владения этих Воинов. Но то черные земли. Вход туда - табу. Кто заходит на них - не возвращается, а если и возвращается, то совсем не таким, на нем печать зла.

   - Печать Айда! - шаман разве что не плевался. - Вход в черный Айд лежит в тех землях. Увидевший его уже никогда не сможет наслаждаться жизнью. Картины ужасных мучений грешников навеки остаются в сердце, стирая память о прошлом, о близких...

   - Откуда вы знаете?

   - Охотник Пасат был там. Он пропал много вспышек назад, но он вернулся, вернулся уже не таким. Это был не тот Пасат, которого мы знали. Он никого не узнавал, ничего не мог делать.

   - Ибис! Ибис пометил его чело! Но не дано коварному своротить с пути истинного верующего! - худые руки служителя бога, словно мать любимое дитя, баюкали небольшую флягу, сделанную из пустотелого местного плода. - Пасат забывал отдавать законную десятую часть добычи духам предков. Мудрый Зукифл - покровитель путников покарал его, направив стопы недостойного в черные земли!

   - Печать Айда? - Дин снова почесал затылок - интересно. - Я могу посмотреть на Пасата?

   В этот момент и без того не яркий свет померк. В схроне стало темно, как... как в яме. Видимо, в землянку спустился последний член племени, и аборигены закрыли проход.

   - Не сейчас, чужеземец, - произнесла темнота, голосом Катана Верта. - Пришло время вспышки, мы будем молиться за тех, кого слепящая смерть застала вне убежища.

   Дин кивнул, впрочем, Катан вряд ли видел его.

  

  

   43.

  

  

   "Не знаю, как это написать. Не знаю, стоит ли?

   Сегодня умер Мэл Парисов - я помню его еще желторотым офицериком, получившим после академии назначение на первый корабль. Новенькая форма со щегольскими золотыми пуговицами, лихо заломленная пилотка...

   Дыхание с присвистом вырывалось из дрожащей груди, рядом стояли жена и дочь Мэла она - биолог экспедиции и родившаяся уже на Дагоне девочка. Как капитан, я сам поженил их.

   - Капитан! - распухший язык с трудом ворочал простые слова. - Я прошу, умоляю тебя, капитан, позволь им сделать это... Моя последняя просьба...

   Словно находясь где-то далеко, не здесь, я видел, как тонкая рука подняла блестящий стилет - Парисов коллекционировал холодное оружие; он хотел попасть себе в сердце... Острое лезвие натолкнулось на ребро, парень заскрежетал от боли.

  

   Тогда подошла жена с малышкой на руках... Поцеловав мужа последний раз, она вонзила отточенный клинок точно в сердце. Он умер с улыбкой на устах.

   Не глядя на меня, женщина взяла нож, тарелку...

   Я был там, и меня словно не было. Я видел черные глазки мало что понимающей девочки, я видел дрожащие руки ее матери. Слезы, крупные слезы, почти сплошным потоком они лились из глаз женщины.

   - Вы будете... капитан?.."

  

  

   44.

  

  

   "...например, аборигены планеты Дагон, используют для наказания, так называемую, вспышку, или Солнечную Бурю Дагона. Племена Воинов привязывают провинившегося к верхушке самого высокого дерева. Равнинные племена просто оставляют соплеменника на открытом месте, также связанного. Мутанты же, предварительно перебив несчастному конечности, укладывают того на плот, который пускают на волю волн. В свете вышесказанного, применение гильотины в качестве высшей меры наказания, видится наиболее цивилизованным, а, следовательно, более гуманным и человеколюбивым способом лишения жизни..."

  

   Из речи сенатора А. Маккартни "За мир во всем мире", на митинге, посвященном дню защиты детей.

  

  

  

   Девушка стрекотала без умолку.

   - Здесь мы храним урожай, это дом для юношей, за ним - вон та темная хижина - живет охотник Крип - лучший охотник племени, - Лиана прыснула в кулак. - Митата - жена Крипа - постоянно пилит мужа, вот он и проводит почти все время в лесу.

   Дину оставалось только успевать вращать головой. Делая это, Словас не забывал любоваться девушкой.

   Нимфа, воистину, лесная нимфа. Правильные черты лица, идеальная фигура, высокая грудь, волнующий изгиб бедер, стройные ноги... с девушки можно было ваять статуи, однако эта красота была отнюдь не холодным мрамором. В ней чувствовалась сила, в ней была грация, в ней был озорной характер и - самое главное - притягивающая, заражающая способность радоваться жизни.

   - Это Челка, - они прошли мимо невысокой, плотно сбитой молодой аборигенки с пшеничными волосами, - моя подруга, - Лиана весело помахала ей.

   Та хотела ответить, но присутствие Словаса остановило девушку. Под длинной юбкой засверкали пятки улепетывающей аборигенки.

   Лиана снова засмеялась.

   - Она боится тебя!

   Дин тоже улыбнулся - его никто и никогда не боялся. А здесь, за последний час, уже третий абориген спасается бегством. Это не считая детей. Любопытные, как все детеныши они следовали за группой Дин-Лиана на некотором расстоянии. Стоило Дину обернуться, как, с криками ужаса, ватага рассыпалась по деревне. Несколько раз он уже проделывал такое. Игра нравилась Словасу не меньше, чем им.

   - А это... - Лиана быстро отвернулась и сделала жест, отводящий нечистую силу.

   - Что?

   Между хижинами, прямо на земле, сидел мужчина. Грязная одежда лохмотьями висела на тощей фигуре. Зачерпывая пыль широкой ладонью, мужчина пускал ее тоненькой струйкой, наблюдая, как ветер разносит частички.

   - Пойдем! - схватив Словаса за руку, Лиана попыталась увлечь его в противоположную сторону.

   - Кто это? Он болен?

   - Это Пасат, - девушка снова произвела жест, отводящий нечистую силу.

   Волоча вцепившуюся в локоть Лиану, Дин подошел к несчастному.

   Бывший охотник не прекратил своего занятия. Он даже не обернулся на приближающуюся пару.

   - Пойдем, ну пойдем же отсюда!

   - Он... он может говорить? Он что-нибудь рассказывал? - Словас присел рядом с Пасатом.

   - Нет, после того, как вернулся, нет. Он только улыбается, иногда что-то бормочет. Сат Ок говорит - духи леса покарали его...

   - Что говорит ваш шаман, я уже слышал.

   Дин протянул руку к бывшему охотнику. Тот по-прежнему не реагировал на компанию. Дин дотронулся до загорелого плеча. Пасат вздрогнул, но вместо того, чтобы убежать, начал быстрее зачерпывать пыль, просеивая ее в ладони.

   Рука Дина перешла к голове сумасшедшего, раздвинула свалявшиеся темные волосы.

   - Печать Айда! - выдохнула девушка.

   Словас готов был согласиться с ней. Между жесткими волосами, незаживающей дорожкой, вился шрам. Дин не очень разбирался в этом, но даже его знаний хватило, чтобы отличить операционный шрам со следами шитья от любой другой раны.

   Дин вздрогнул, когда абориген, неожиданно оставив свое занятие, вскочил и, поднимая тучи пыли, припустил по деревне.

   - Печать дьявола, - тихо произнес Словас.

   - Я боюсь его, - рядом присела Лиана.

   - Не стоит. Опасаться надо не Пасата, а того, кто сделал с ним такое. Ладно, - нужно было приободрить провожатую. - Показывай, что там у вас дальше.

   - Все, - встреча с полоумным поубавила веселья. - Дальше хижина Сат Ока, за ней лес. В той стороне, - изящная ручка указала за спину, - тоже ничего - скалы с Пещерой. Но это уже земли Гудонов.

   - Пещера? - что-то такое Словас читал в книгах о Дагоне.

   - Пещера Табу! - после каждой вспышки, Катаны племен собираются, чтобы пройти к этой пещере. Но внутрь не может войти никто. Джейк - могучий страж - охраняет вход!

   Словас никак не мог вспомнить - какая-то часть то ли мифов, то ли ритуалов южных Дагонов была связана с этой пещерой. В книгах она так и фигурировала: "Пещера Табу". Кажется, ни одному исследователю не удалось проникнуть внутрь.

   - Ты проведешь меня? Я хочу посмотреть.

   - Нет! - девушка вновь произвела жест, отводящий нечистую силу. - Нельзя! Пещера - табу! Только Катаны и только в положенное время могут приближаться к ней. Духи хранители: Шуаб, Мухам и Унус сторожат подходы и убивают всякого, преступившего межу, - Лиана почесала свой прелестный носик. - Да и далеко до нее.

   - Ладно, - загадочная пещера, конечно же, прочно засела в голове Дина. - Когда-нибудь в следующий раз.

  

  

   45.

 

 СКАЧАТЬ ЧАСТЬ 2

 

2522 Последнее изменение Суббота, 27 Февраль 2016 20:50
Super User

Можно перенестись в группу В КОНТАКТЕ

А можно зайти на еще один сайт:

Сайт: vladimirlaroy.um.la/
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
PressFoto 5271942-Small
 Другой сайт автора

Книга на ЛитРес

24893744_cover-elektronnaya-kniga-ruslan-vl-shabelnik-dnevniki-palacha.jpg

3.png

На Амазон

191969_20151029012248_4184_600x600.jpg

На "Призрачные Миры"

1i28dGGiVryw5PI42fbDBQ

(На сайте - ЭКСКЛЮЗИВНАЯ книга)

Страница автора на "Самиздате"

moshk5

На "Фан-Бук"

cid ii 1460027cad779bd6

На "LitEra"

Litera

На "Проза.Ру"

1038168- 0

Случайные материалы